Assi
Всякая душа есть маленькое тайное общество(с)
Кроуфорд-Кроуфорд-Кроуфорд
-----------------------------------------------

Ты хоть представляешь, сколько времени и денег мы потратили на тебя, ты глупый маленький засранец?
Подождите. Стойте. Да постойте же! О, Боже мой, нет! Нет!
Ему следовало бы свалить в тот момент, когда мы его засекли.


Он существовал в громкой тишине.
Дыхание - сдержанное, отсчитанное, контролируемое, захваченное. Время поиграть, они радуются, радуются, радуются, всегда радуются, всегда улыбаются, улыбаются ломая мозги. Он хотел уничтожить их, стереть все это, чтобы обнажить скрытую боль, показать правду.
Но потом он упал в темноту и пустоту и там ничего не было... совсем ничего... ни одной эмоции. Он почувствовал боль, правда ее было немного. Внутри - истина, безрассудство, шутовство, свет, цвета, то, как они играли с ним, нарисованные улыбки, краски, расползающиеся из его рта и дальше по всему лицу. Они стекали по подбородку тяжелыми красными каплями. Накатывала нестерпимая боль и раздавался крик, и снова, и снова, и снова...
А еще там были бесконечные коридоры и белые халаты, и мягкие стены, и смех, вокруг смех, непрекращающийся смех.
Вдох-выдох, вдох-выдох, вдох-выдох. Одно время ему казалось, что если сосредоточиться на своем дыхании, он не будет их слышать. Но они дышали тоже. Вместе с ним. Где бы он ни находился они были рядом. Тогда мир сжимался, разрушая сам себя, медленно обнажая все самое тайное и глубокое. Тишина. Тишина никогда не была безмолвной, тишина никогда не была спокойной. Она цветом чистого неба, вглядывалась в него, и он в ответ смотрел в глубь этой синевы. Он лежал на спине и все внутри было разрушенным и перевернутым. Он существовал и слушал, что его не должно быть.
Он видел, как Чертово Колесо поднималось верх, вверх, вверх. На нем можно было бы добраться до самого неба. Все это ложь, потому что колесо двигается по кругу - вверх и вниз, вверх и вниз...
Красный. Вот кем он был.
Он продолжал слушать, пока не засыпал. Не то, чтобы он действительно замечал, когда отключался, а когда бодрствовал. Все равно вставать ему приходилось с пола. Вокруг него не было ни конца, ни начала, ни центра, ни стен. Небо было пустым и только они шептали, шептали, шептали...
Сумасшедший-сумасшедший-сумасшедший-
Потом пришел Кроуфорд.
Кроуфорд-Кроуфорд-Кроуфорд-
Герр Кроуфорд. Имя имело объем, форму, твердость, но оно было пустым и бессмысленным. Загадка, которую он не мог понять.
Два сердцебиения, два разума и одно дыхание на двоих. И еще слова.

 

Откуда столько силы ты берешь,
Чтоб властвовать в бессилье надо мной?
Я собственным глазам внушаю ложь,
Клянусь им, что не светел свет дневной.*

 

Мессир, перед вами человек, которого Фортуна жестоко поцарапала.**

 

Он ждет в соседней комнате.***

 

Они были соединены нитью, сотканной из слов.
Кроуфорд был там. Кроуфорд был там, но не приходил к нему.
Вместе, сказал он. Вместе.
Но не в этом смысле. Не так. Не так.
Кроуфорд-Кроуфорд-Кроуфорд-
Так продолжалось несколько дней. Специально, конечно, он не считал. Но стал замечать, когда Кроуфорд приходил, а когда нет. В какой последовательности. Они всегда возвращались, когда Кроуфорда не было.
В его отсутствие, он проживал тысячу жизней как одну. Мысли скакали, и он никак не мог их собрать воедино. Воспоминания лежали обломками. Он был красным Чертовым Колесом, ползущим вверх, вверх, вверх, перекатывающимся по дороге в никуда. Он был потерян в своем собственном существовании, стараясь избегать центра, где его поджидали образы. Они, как вращающейся водоворот, поглощали его. Там они были громче всего, в центре черного вихря. Так громко в тишине. Но потом приходил Кроуфорд.
Снова. Снова. Снова.
Ш-ш-ш.
«Кто ты такой?»
Он хотел знать, потому что там было пространство. Там было место для чего-то другого, нежели для них. Там было место для полу сформировавшихся осколков, путающихся, повторяющихся мыслей.
«Кто... тишина... я? Ш-ш-ш, почему? Ш-ш-ш ...я? Что?»
Кем он был? Кем был Кроуфорд?
Сейчас он не слышал их. Он не мог слышать. Он видел чертово колесо, ползущее вверх, вверх, вверх, но это не имело никакого смысла. Хотя был ли он когда-нибудь вообще? И Кроуфорд был там. Кроуфорд был там, но не приходил к нему. Он долбанул кулаком по стеклу, что-то разлетелось...
- Шульдих!
...внутри него. От силы крика его затрясло. Слова исчезли, ни формы, ни очертаний, без начала и конца, только боль, боль, боль и пронзительный крик. Он вспомнил о Чертовом Колесе и улыбающееся лицо и головокружительную мешанину. Кроваво-красную, как Чертово Колесо. Все сразу навалилось, слишком много, слишком много, слишком много.
Он развалился на части.
Но, как и всегда ничего не прекратилось. Все начилось заново.
Кроуфорд-Кроуфорд-Кроуфорд-
- Шульдих.
- Шульдих.
- Шульдих.
И по новой. Снова и снова.
Вместе. Но не так.
«Кто ты такой?»
Он не понимал Кроуфорда, потому что его молчание было тихим и ему не нужно существовать в нем. Они не были частью этой тишины. Эта тишина была другой.
Каждый раз, когда Кроуфорд уходил, он замечал его отсутствие.
Кроуфорд-Кроуфорд-Кроуфорд-
-----------------------------------
Кожа Кроуфорда покрылась мурашками в нервном предвкушении. Он подошел к кабинету Дитриха с папкой в руках. В ней лежал его первый отчет. Кроуфорд считал, что добился определенного успеха. Хотя и продвигалось все медленно. Он понятия не имел согласится ли с его выводами Дитрих. Кроуфорд не был уверен в том, что конкретно ожидал от него мужчина и в каких темпах. Он несколько раз проговорил заготовленную речь, точно зная, что хочет сказать. Жаль, что его видения не давали ему никаких намеков или инструкций. Он чувствовал себя истекающим кровью человеком, которого пихают в бассейн с акулой.
Кроуфорд постучал в дверь. Он ждал прикосновения к разуму, разрешающее ему зайти в кабинет. Войдя, он обнаружил Дитриха за столом. Тот изучал какие-то бумаги. Конечно, мужчина заставил его ждать. Кроуфорд не позволил себе беспокоится по этому поводу. Он закрыл за собой дверь, прошел внутрь кабинета и остановился на достаточном расстоянии, но так, чтобы мужчина все же обратил на него внимание.
Дитрих неторопливо положил шесть листов в папку - Кроуфорд посчитал - прежде чем убрать ее в ящик стола. Пророк сосредоточился на пунктах в своем докладе. Эти мысли были относительно безопасны. Дитрих мог выудить из его разума любую информацию по отчету, в независимости от этого Кроуфорд чувствовал себя нормально.
Куратор положил руки на стол перед собой.
- Итак, как прошла твоя первая неделя?
Кроуфорд проигнорировал нервную толпу мурашек. Его голос был спокоен, его разум сфокусирован.
- Это было...интересно, герр Дитрих. Я считаю, что я добился прогресса.
- Действительно? - хоть это и был вопрос, но голос Дитриха не выражал заинтересованности. - Не вижу телепата, стоящего рядом с тобой.
Кроуфорд был благодарен нервозности, из-за которой слова не шли с языка. В ином случае он бы высказал все что думает в достаточно резкой форме. Ведь мужчина не принял его отчет, нарушая заготовленную речь. С первых же слов. Нельзя позволить сбить себя с толку.
- Для этого немного рано, герр Дитрих, - ответил он почтительно. - Я только начал. Мне нужно установить с ним стабильные взаимоотношения.
- О, вот оно что, - Дитриха явно позабавил такой ответ. - Значит, ты на самом деле достиг чего-то, а я-то думал, что ты целую неделю просто так читал Шекспира моему телепату.
Он сказал это так, как будто все что делал Кроуфорд пустая трата времени. К тому же, ясновидец начал задаваться вопросом, зачем нужны еженедельные отчеты, если Дитрих и так знал, чем занимается как телепат, так и Кроуфорд. Мужчина расспрашивал Сильвию? Или он проверял Кроуфорда по-другому? Возможно, он выудил информацию непосредственно у мальчика. Брэд старался удержать свои эмоции в узде, начиная объясняться - точнее, защищаться.
- Я пытался, приучить мальчика к своему присутствию, герр Дитрих. Я не хотел спешить...
«Разве я просил каких-то оправданий?» - прошипел Дитрих в его голове, прерывая все мысли. Голос мужчины звучал холодно. - Прогресс есть или нет?
Кроуфорд хотел возразить, он хотел бы объяснить, чего добился за неделю, но у него было мало ощутимых доказательств сейчас. Тем более мужчина уже отверг все объяснения, оставляя ему лишь единственно верный ответ.
- Нет, герр Дитрих, - сказал он. Круфорд начал подозревать, что эти отчеты нужны лишь для развлечения Дитриха. Но все же он не мог оставить все как есть. - Как такого нет. Но...
- Хмм, - прервал Дитрих его, а затем продолжил безэмоционально. - Оставь свой отчет на столе. Свободен.
Кроуфорд поколебался мгновение, желая продолжить прерванный разговор, но он никогда прежде не шел наперекор инструкторам. К тому же он знал, что лучше не спорить, когда был отдан прямой приказ. Он поклонился.
- Да, герр Дитрих.
Кроуфорд положил папку на стол, еще раз поклонился, развернулся на пятках и пошел к двери. Одна его часть хотела, чтобы Дитрих окликнул его, дал ему еще один шанс объясниться. Но, конечно же, ничего такого не произошло.
Вся ситуация напоминала ему последний экзамен много месяцев назад, когда Дитрих так же выгнал его из кабинета, не дав никаких объяснений, не подтверждая его выпуск. Без всяких видимых причин. Очень грубо.

-------------------------------------------
Телепат сидел за столом. Ему это не нравилось. Он почувствовал присутствие двоих. Разум обоих был закрыт. Присутствие первой было живым, второго - мертвой тишиной, которая блокировала его. Похоже было на стену, но не как бетонная плита. Вместо этого он утонул в мертвом присутствии, уперся в резиновую поверхность и отскочил обратно. Он не понимал почему так, но знал, что это «его» призрак мешает ему.
Оба присутствия шагнули внутрь. Он зашипел и ударил кулаками по столу. Потому что ей нужно уйти.
Он не мог заставить ее пойти куда-нибудь подальше от него. Она улыбалась ядовитой улыбкой и также ядовито махала своими руками.
Он зарычал, когда врезался спиной в стену. Нет. Нет. Нет.
Ее смех обволакивал его. Все было невесомым, когда она была с ним.
- Ш-ш-ш, - прошептала девчонка. - Не сопротивляйся. Облегчишь себе жизнь.
Но ее присутствие было как ножи, иглы, которыми она колола. Он хотел засунуть их подальше, убрать, но как только он пытался дотянуться до ножей, они терялись, потому что мертвое присутствие маскировало их. Он свернулся в клубок, но упрямо таращился на нее. Она была слишком яркой для него.
В ее свете был гнев и голод. Он закрыл глаза. Голод, голод, голод. Он думал о том, что может быть... но все эти мысли не его. Это не то, чего он хотел. Смутно, но он понимал это. Он зарычал. Нет. Нет. Нет.
Нет.
Ее прикосновение ощущалось как что-то материальное, на мгновение он даже не понял, чье прикосновение это было. Но он же не мог трогать так сам себя. Точно нет. Его разум выходил из-под контроля, он терялся, потому что она была слишком близко. Ее прикосновение прошлось верх по его руке к щеке.
Он даже не был уверен, реально ли ощущение. Возможно это была всего лишь память тела. Дыхание и тепло, и страх, и...
- Ш-ш-ш, - прошептала она снова. Шприц кружился в воздухе. Жидкость внутри него блестела в ярком свете, когда он по спирали выплыл из сумки и направился к нему.
Он оскалил зубы. Прочь! Эта мысль, словно нож, слепо рубанула по ней, но мертвая тишина приняла удар. Злость затопила его. Он ударился головой о стену. Боль немного помогла, на пару мгновений все стало таким реальным.
Всего на пару мгновений, он осознал, что не хотел этого.
Иногда такое случалось, когда он думал о Кроуфорде, несколько секунд перед тем как всепоглощающий голод сносил все подчистую. Он нуждался в чем-то, чего еще не понимал. Но оно должно дать толчок к изменению. Что-то совсем другое, ему это было так необходимо. Пальцами он вцепился в стену, пытаясь пару раз стукнуть гладкую поверхность. Он понятия не имел, что ему нужно было.
По крайней мере шприца ему точно не нужно. Он не хотел, чтобы тот приближался к нему. Жидкость покачивалась в прозрачном контейнере и мерцала, как отражение звезд в воде. На секунду он вспомнил о ночном озере, но видел ли он его в действительности? Он не хотел шприца, он знал, что это значит, он знал... нет...
Нет.
Игла проникла под кожу. Он закричал, но не от боли, скорее от разочарования. Он задергался в беспощадной хватке. Он боролся и ненавидел, и дергался, пока мир не сузился и не исчез совсем, как будто его и не существовало. Водоворот поглотил его, Чертово Колесо разрослось и вытеснило все, оставляя только их.
Он упал.
Сильвия отступила назад, и позволила безвольному телу сползти вниз и осесть на пол бесформенной кучей. Телепат снова ушел в себя, исчез куда-то. Рассеяно она взмахнула рукой. Шприц опустился обратно в сумку. Она подошла к мальчишке и опустилась на корточки. Он всегда был таким после укола. Подумать только, с его то силой он мог стать кем-то впечатляющим. Вместо этого, он лежал бесполезным куском, с которым она могла делать что пожелает.
Она погладила его по рыжим спутанным волосам и убрала пару прядей за ухо. С потухшим взглядом, издавая тихие хриплые звуки, он выглядел очень юным. Она не знала точно, сколько ему лет, но предполагала, что уж точно не больше чем ей. Она гадала, сколько ему на самом деле. А что насчет его мозгов? Хотя разве есть возраст у разума? Когда он был таким, то выглядел очень невинно, вызывая у нее сострадание.
Она наклонила голову набок.
- Какие у него на тебя планы? - прошептала она, зная, что все равно не услышит ответ. По сути кроме нее здесь никого не было. Она прикусила нижнюю губу, а потом прошептала вопрос, который беспокоил ее больше первого. - Какие планы у него на всех нас?
Единственным ответом был едва различимый стон, сорвавшийся с губ мальчика. Она покачала головой. Так далеко ушел в себя. Хотя без разницы. Она даже без лекарства не понимала, что он там бормочет. Как мог пророк - хоть он и выглядел компетентным в этом деле - исправить этот бардак, творившийся с мальчиком? С легким вздохом она поднялась. Сильвия не понимала, почему нельзя было просто избавиться от неудачного подопытного и наконец прекратить все это.
Еще одним взмахом руки она подняла сумку верх и направила к себе. Нахмурившись, Сильвия вышла из комнаты и еще раз повела ладонью, закрывая дверь за собой.
- Вы должны избавиться от этой привычки.
Сильвия резко затормозила, вздрогнув от неожиданно прозвучавшего голоса. Ее глаза расширились в удивлении, когда она поняла, что около окна стоит высокий человек. Он смотрел через стекло, тщательно изучая свернувшуюся фигурку мальчика
- Герр Комаров, - сказала Сильвия. Другая рука, не удерживающая сумку, непроизвольно напряглась, прижимаясь к бедру. Сильвия выпрямилась словно солдат. В растерянности она застыла в этой позе на мгновение прежде чем решилась заговорить. - Что за привычка, герр Комаров?
Мужчина даже не обернулся, чтобы взглянуть на нее.
- Ваши руки. На самом деле Вам не нужно двигать ими, чтобы направлять энергию. Эта привычка может быть опасна.
Возможно ей стоило разозлиться - что мог знать ясновидец о ее даре? - но это был Комаров. Он всегда говорил только по делу. Может быть сейчас он дал ей немного больше чем совет. Скорее всего он что-то предвидел.
- Спасибо за предупреждение, герр Комаров, - сказала она, пытаясь решить, будет ли слишком большой наглостью спросить, что он видел.
Но главный куратор ясновидцев начал говорить, отрезая любые расспросы.
- Нет никаких изменений в состоянии мальчика.
Слова прозвучали как утверждение, нежели как вопрос.
Сильвия заколебалась. Проверял ли Комаров успехи своего протеже? Что она должна сказать? Она не была уверена, хочет ли наябедничать на Кроуфорда, создав впечатление, что у того ничего не выходит. Вообще-то она так и думала. Но в конце концов, она слишком долго решала, что сказать, поэтому Комаров повернул голову в ее сторону и впился своими глубоко посаженными глазами. Очень тяжелый взгляд.
- Сказал ли мальчик что-нибудь необычное? - спросил он.
Теперь стало слишком поздно говорить о прогрессе Кроуфорда и Сильвия только покачала головой на заданный вопрос.
- Да нет, герр Комаров. Он просто велел мне уйти. Как всегда.
- Никаких признаков того, что он заметил мое присутствие?
Сильвия медленно покачала головой.
- Нет, герр Комаров. Никаких.
На самом деле это было странно. Молодой телепат всегда реагировал на присутствие любого, кто был рядом с ним. Даже на нее, хотя у Сильвии были установленные Дитрихом щиты. Чтобы блокировать телепата и скрывать присутствие кого-то Дитрих должен быть тут же и лично работать над этим.
Губы Комарова дрогнули на мгновение, как будто он собирался улыбнуться, но его веселье быстро исчезло, как будто его и не было в помине. Он коротко кивнул и развернулся в сторону выхода. Не говоря ни слова, он вышел из комнаты. Сильвия пронаблюдала за ним, сжимая сумку в руке. Ее пристальный взгляд перешел на телепата за стеклом. Никаких изменений. Мальчик все еще что-то бормотал про себя, как некое существо одержимое демонами. Что ж, возможно, ее предположение было недалеко от истины. Сильвия видела нечто похожее и раньше.
Оставшись здесь она не получит ответы на свои вопросы. Легким и быстрым шагом она поспешила за высоким мужчиной, который только что покинул комнату. Она проскользнула в открытую дверь и увидела темную фигуру пророка, двигающуюся в ярко освещенном коридоре.
Сильвия догнала Комарова, подстраиваясь под его темп шагов. Она старалась сохранить некое расстояние, чтобы не выглядеть слишком наглой в случае если ее компания не желательна для пророка. Сильвия украдкой взглянула на него, пытаясь прочитать малейший намек на неудовольствие в лице либо в движениях мужчины. Ее постигло разочарование. По внешнему виду ясновидца ничего нельзя было понять. Она не увидела ни единого признака, что он вообще как-то отреагировал на ее присутствие. Хотя возможно его мрачное молчание можно считать за разрешение находиться рядом.
Сильвия не оказалась бы в элитниках если бы боялась проявлять инициативу, поэтому прочистив горло, заговорила.
- Герр Комаров, - она начала с уважением. - Могу я спросить...
- Я под впечатлением от программы обучения и Вашей успеваемости по ней, Дракон, - голос Комарова был спокойным и уверенным. Этот тон уничтожил все ее попытки позадавать вопросы еще в зародыше. - Такой успешной ученице не нужны какие-то сплетни. Я даже представить себе не могу что Вам могут понадобиться дополнительные вопросы по касающейся теме. Или же я ошибаюсь?
Все слова застряли у нее в горле. Сильвия опешила от его нотации, которая чудесным образом перешла в приказной тон.
- Нет, не ошибаетесь, герр Комаров. Извините, - она пыталась придумать, что же такого еще сказать, чтобы привлечь его внимание. Было ощущение, что мужчина даже не замечает ее. А она то думала, что это Дитриха трудно вывести на разговор! Затем она вспомнила о теме, которая может заинтересовать Комарова. - Я только хотела отметить, что работаю с герром Кроуфордом уже в течение нескольких недель.
Комаров никак не прореагировал на это. Его голос звучал все так же бесцветно.
- Я слышал об этом.
- Конечно, герр Комаров, - сказала она быстро и тут же добавила. - Он кажется мне очень компетентным.
- Так и есть.
И что это было. Мужчина не проявлял никаких признаков желания продолжать разговор. Сильвия прикусила губу. Ей не хотелось говорить, что у Кроуфорда намечался прогресс. Ведь это было ложью. На самом деле она не думала, что есть даже небольшой намек на какие-то подвижки. По ее мнению, Кроуфорд просто тратил впустую время, сидя в углу в кресле. Иногда ей казалось, что он даже не был живым, а просто деталью интерьера. Это не было прогрессом.
- Я не видела Вас здесь раньше, герр Комаров, - начала она снова. - Вы здесь из-за него?
- Из-за Оракула? - Комаров быстро посмотрел на нее искоса. Так быстро, что это могло быть просто плодом ее воображения.
Но он задал ей вопрос, и это была победа. Она засияла как начищенная монетка. Она улыбнулась ему в надежде, что он еще раз посмотрит на нее.
- Да, герр Комаров.
- Это не первый раз, когда я прихожу сюда, - сказал Комаров.
А потом повисла тишина.
Улыбка Сильвии исчезла. Она понятия не имела, как поддержать беседу с мужчиной. Если конечно это можно было назвать беседой. Она начинала чувствовать себя щенком, который пытался привлечь внимание более взрослой собаки. Она задумалась, над тем, чтобы еще такого спросить пока ее время не истекло.
Но прежде чем она хоть что-то придумала, они добрались до лифтов. Комаров нажал кнопку вызова. Затем он неожиданно повернулся к ней. Его темные глаза впились в нее так, словно он охотился за ее душой. Затем подошел ближе. Ее сердце гулко забилось внутри, когда пророк схватил ее за руку и толкнул к стене. Его действия ошеломили ее. Он вел себя странно для человека, который минуту назад вообще был не заинтересован в ней. Она натянула улыбку и склонила голову набок. Она была молода, но не наивна. Возможно, это значило новую игру.
Но Комаров не выглядел как кто-то любивший интриги. Он оставался совершенно бесстрастным. Его глаза не бегали. Он целенаправленно и холодно вглядывался ей в лицо. Это делало похожим его на вещь без души.
- Оракул будет использовать Вас.
Сильвия не была уверена, как именно нужно на такое отвечать.
- Я сделаю все, чтобы помочь ему, герр Комаров.
- Посмотрим на Ваше решение, - Комаров сжал ее руку чуть сильнее.
Было немного больно, но Сильвия не рискнула использовать свой дар, чтобы высвободиться. Она не сделает ничего такого, что показывало бы ее дискомфорт. Она еще раз улыбнулась.
- Конечно, герр Комаров.
Раздался тихий щелчок, возвестивший, что лифт прибыл. Так же внезапно, как он подошел к ней, Комаров отпустил ее руку и сделал шаг назад. Он зашел в лифт. Когда она последовала за ним, он заговорил все тем же холодным голосом
- Не имеет смысла идти за мной, Дракон. Герр Дитрих захочет видеть Вас в своем кабинет через пару минут.
Сильвия остановилась в удивлении и растерянности. Она не ожидала встречи с Дитрихом сегодня. Сильвия открыла рот, но подавилась словами, когда Комаров посмотрел на нее. Еще один намек на улыбку и такой всезнающий взгляд. Он дотянулся до панели с цифрами, выбирая нужный этаж. Она не последовала за ним. Двери лифта захлопнулись.
Через десять секунд ее пейджер запищал. Дитрих хотел видеть ее в своем кабинете.
------------------------------------------------
Кроуфорд погладил страницы книги кончиками пальцев, чувствуя шероховатость бумаги. Он пробежал глазами по всему тексту. Возможно кому-то это могло показаться небрежным, заглатывать несколько слов за один присест, перескакивать с пункта на пункт. Но он прекрасно владел навыками быстрого чтения, тем более в нем он поднаторел во время сдачи разных предметов.
Пользы конечно в скоростном чтении мало, однако при нехватке времени оно самое то. Он перевернул страницу, снова пробежал глазами по тексту и запнулся, увидев изображение в правом нижнем углу. Это был непонятный рисунок из личной коллекции какого-то сумасшедшего ученого. Эти каракули можно вполне интерпретировать как изображение демона, которое было бесполезным для Кроуфорда как и многие ранее просмотренные им книги.
В библиотеке было тихо и пыльно. Пахло старым деревом и бумагой, и ощущением покоя. Это было его любимое место в Розенкройц. Каждый, кто заходил сюда старался двигаться как можно бесшумнее. Это тоже нравилось Кроуфорду. Ему думалось легче в такой спокойной тишине. Но самое главное, в библиотеке было бессчётное количество книг, содержащее разнообразные знания. Он был потрясен, когда впервые пришел сюда. Он ходил между стеллажами, словно был в саду с деревьями. А книги - плодами, которые он мог в любой момент взять. Кроуфорду никогда не было достаточно знаний его учебной программы. Ему всегда нравилось проходить одну секцию за другой, рассматривать корешки книг, задерживаясь в немой компании чернил и бумаги.
Но книги были не единственной причиной, почему он любил это место. Иногда он приходил сюда, только чтобы взять книгу, раскрыть ее и смотреть на слова. Тогда черно-белое растворялось, и он оставался один в тысячах мирах одновременно, погружаясь и теряясь в них. У миров были имена и даты. В них были люди и жизни, которые еще не были прожиты. Миры сулили обещания и планы.
Библиотека была ему старым другом. И никаких сюрпризов. Все было ему здесь знакомо: полы, полки, книги.
А еще он знал, что как бы тщательно ни искал, он не сможет найти то, что ему сейчас нужно. В любом случае если эта информация была бы на этих полках, Кроуфорду наверняка стало известно об этом. На самом деле, он бы, наверное, нашел ее уже пару лет назад. Сведения о телепатии хорошо охранялись в Розенкройц. В библиотеке было не так много адекватного материала на эту тему. Из доступного - пара заархивированных томов по парапсихологии и целая секция научной фантастики. Совершенно бесполезное чтиво. Ему сейчас не нужны маловразумительные теории, основанные на скудных фактах. Некоторые из так называемых фактов эффектно могли противоречить друг другу даже в одной книге. А если сравнить несколько, мозг просто врывался. Еще был шанс, что некоторые работы действительно были написаны глубоко и основательно, и возможно смогли бы помочь Кроуфорду, но без практических знаний о телепатии, он все равно не смог бы отличить правду от догадок. Единственное, что в достаточной мере смогло его заинтересовать была информация, связанная с исследованием ЭСВ.**** Он перечитал ее раз двадцать, увязая в болоте из терминов, но кроме нагромождения теорий там ничего больше не обнаружилось.
Кроуфорд откинулся на спинку стула, снял очки, положил их на страницы открытой книги и потер виски. Отсутствие дара еще сильнее почувствовалось, когда он закрыл глаза. Словно какая-то черна дыра в голове. Он устал. В течение нескольких дней Кроуфорд искал информацию, но ни на шаг не приблизился к пониманию как восстановить разум, который был так сильно сломан.
Кроуфорд посмотрел на чернильные пятна на страницах книги. Ему нужно видение. Точно такое же, которое привело его сюда. Но дыра в голове все еще никуда не делась. Словно он погружал руки в пустой бассейн, пытаясь найти там воду. Его подташнивало. Ничего. Совсем пусто. Он начинал злиться. Кроуфорд подумал о мальчике в темной комнате, который прятался под покрывалом. У мальчика было так много видений, слишком много для хрупкого тельца. А что же случилось сейчас? Сейчас казалось, что он чаще льстил и уговаривал свой дар показать хоть что-то.
Для предвидения нужно обладать безграничным терпением. Терпение Кроуфорда было на исходе. Если бы сейчас ему устроили тест на навыки предвидения, он бы не сдал. Эта простая мысль заставила его скрежетать зубами. Брэд Кроуфорд никогда не проваливался. Это просто невозможно. Ему нужно успокоить свой разум. Всего лишь немного подождать. Он ждал.
И ждал.
Пока тянулось время, он решил подойти к проблеме логически - в который уже раз - заставляя себя прокручивать в голове один и тот же вопрос: почему? Ему нужно хотя бы попытаться во всем этом разобраться. Почему лучшие телепаты Розенкройц потерпели неудачу с мальчиком? Из-за его щитов? Слабо в это верилось. Он прекрасно помнил, как легко Дитрих наказал мальчика. Кроме того, как бы им удалось привязать контроль-слово, если бы у него были щиты?
Что вообще слово делало с ним? Почему они выбрали именно его, а не какое-нибудь более нейтральное? Связанно ли оно с памятью мальчика. Но как они тогда узнали об этом? Виновный...
Возможно, оно связанно с его прошлым. Может быть мальчик чувствовал вину за что-то. И чувство было настолько сильным, что из душевной боли оно перешло в физическую. Кроуфорд подумал, что это совсем бредово. Маленький тролль не показался ему способным на раскаяние. Если он о чем-то и сожалел, то должен был взять ответственность за свои действия. Но для этого нужно осознавать себя, что по его поведению было маловероятным. Кроме того, Кроуфорд помнил, как мальчик, поигрался с мозгами фрау Хеллштрём. Это была очень злая шутка. Но никакого раскаяния и в помине не было. Разве что на мгновение мальчик забеспокоился, поняв, что Кроуфорд просек фишку с «не его» воспоминаниями и вывел на чистую воду.
А в этом что-то есть. Кроуфорд должен был верить в это. Когда-нибудь мальчишке надоест этот замкнутый круг. И он захочет вырваться. Он захочет иметь свой собственный разум и свои воспоминания. Он должен был захотеть! На это только надеялся Кроуфорд. Весь его план держался на надежде. Мальчик просто обязан захотеть избавится от ситуации, в которую попал. В любом случае, желание можно и вызвать.
Но...
Кроуфорд повертел очки в руках, затем положил обратно на стол и посмотрел на расплывающиеся слова в книге.
...как вызвать это желание?
Как?
Свет немного изменился, и Кроуфорд понял, что кто-то стоит справа от него. Он нахмурился. Потревоживший подошел слишком близко и беззвучно. Ему не понравилось, что кто-то подкрался незамеченным. А еще ему не понравилось, что это он сам прошляпил подошедшего парня. Он опять начинал ныть и это еще больше рассердило его.
- Да, Шон?
Худенький парнишка беспокойно мялся, поглядывая на свободный стул. Ясновидец поднял взгляд на парня, с минуту поколебался, а затем все же кивнул. Шон тут же сел. Его глаза бегали туда-сюда по лицу Кроуфорда будто он пытался собрать разбросанные кусочки паззла воедино.
Кроуфорд все еще был раздражен.
- Тебе что-то нужно?
Шон тут же уткнулся взглядом в пол.
- Я подумал, что смогу быть полезным.
Кроуфорд не ответил. Он напомнил, что парень захотел помочь сам. И, кто знает...возможно кинуть в его голову пару имен и фактов это то, что сейчас нужно Кроуфорду. Все равно это не повредит особо.
- Хорошо. Ты знаешь что-нибудь про телепатов?
- Ээ... - Шон нервно поелозил по стулу. - Они могут читать мысли?
- Мм. Помимо этого.
Шон молча покачал головой.
- А ты когда-нибудь слышал о Сильвии Лин? Она телекинетик.
Шон сгорбился, становясь еще меньше.
- Ну. Тогда я не думаю, что ты сможешь помочь, - сделал вывод Кроуфорд. Он и не ожидал чего-то от парня. Если уж Кроуфорд не знал ничего, то грустное и ничтожное существо, как Шон Кёрк, тем более.
Пальцы Шона нервно вырисовывали что-то на столе.
- Нет. Думаю, что не смогу. Мне жаль.
Кроуфорд изучал разочарованное лицо Шона. Он не хотел рисковать слишком, отдаляя от себя парня. Кроуфорд тут же прекратил хмуриться, смягчая выражение лица как по волшебству.
- Все равно спасибо.
На лице Шона появилась вымученная улыбка, которая тут же исчезла. Он исподтишка посмотрел в сторону стеллажей с книгами, повертел головой несмело осматриваясь по сторонам, пока не убедился, что рядом никого нет. Затем поддался вперед, наклоняясь ближе. Кроуфорд тут же слегка покачал головой. Он надеялся, Шон понимал, что в библиотеку мог прийти кто угодно, в том числе и какой-нибудь телепат. В таких общедоступных местах нельзя было быть полностью уверенным в приватности разговора. Даже если никого нет по близости. Телепаты могли быть где угодно. В фойе, коридорах и за стенами. Даже в абсолютно пустой комнате не следовало вести частные беседы. Кроуфорд знал это как никто другой. Каждое слово, которое только собиралось сорваться с языка могло быть услышано, украдено прямо с поверхности разума, собрано как грязь, в плавающей воде. Чтобы мысли не стали достоянием кого- то еще, следовало держать их на дне озера. И не мутить лишний раз воду.
- Герр Дитрих очень жуткий, как и говорят? - прошептал Шон.
Кроуфорд предпочел не говорить что на самом деле он думал о кураторе.
- У герра Дитрих высокие требования. Уверен ты сам это поймешь, когда будешь выпускаться.
Шон сцепил пальцы в замок и закусил губу. Он нервно начал дергать ногой.
- Я не хочу думать об этом, - пробормотал парень. - Когда я выпущусь, как ты думаешь?
- Я не знаю, - сказал Кроуфорд, расстроившись, что это было правдой. У него не было всех ответов, хоть он и был провидцем. Этот факт до сих пор воспринимался им болезненно, особенно сейчас в сложившейся ситуации. Он тут же отогнал эти мысли прочь, сметая их в сторону как ненужный хлам. - Что они тебе сказали на последней проверке?
- Что мне нужно улучшить навыки в своей сфере, - Шон говорил тихо. Его глаза блуждали по поверхности стола. Кроуфорд посмотрел на его сгорбленные плечи, худое тело и на эти грустные глаза. Парень действительно был жалок. Ему никогда не выбраться отсюда. Он расходный материал.
Кроуфорд улыбнулся.
- Не волнуйся, Шон. Просто приложи немного больше усилий.
Парень нахмурился.
- Думаешь я смогу сделать это? - спросил он с беспокойством. - Я имею в виду, если они заставят меня сделать что-то такое же сложное, как и тебя... Но ты все еще здесь. Но лучше меня в тысячу раз.
Кроуфорд ответил немного резко.
- У меня все хорошо, Шон. Я же говорил тебе. У меня просто индивидуальное задание.
- Но... - Шон тут же закрыл рот. Возможно, он прочитал предупреждение в глазах Кроуфорда. - Окей. Ты не можешь рассказать мне об этом.
- В точку. - Кроуфорд посмотрел на книгу. После разговора он потерял всякий интерес к ней. - Если у тебя все, то...
Шон резко выпрямился на стуле.
- Да. Да, прости. - Он сдвинулся со стула, намереваясь встать. Но тут же замер, пошевелив губами. Тут и телепата не нужно, чтобы понять, парень хочет сказать что-то еще. Кроуфорд медленно поднял глаза от книги. Шон покраснел. - Ой. Ну. Просто... удачи, Брэд.
- Спасибо. - Кроуфорд ждал, продолжая смотреть. А потом внезапно ему не нужно было больше ждать. Он прекрасно знал, что хотел сказать Шон. Дар вернулся. Он улыбнулся. Что ж небольшая цена за верность парнишки. - Конечно, мы можем попрактиковаться на стрельбище как-нибудь.
Глаза Шона округлились.
- Как ты... - он снова захлопнул рот, смутившись. - Прости. Никак не привыкну, - он нахмурился. - Я имею в виду, как ты смог узнать, что я попрошу тебя пойти со мной попрактиковаться на стрельбище, если я никогда бы не осмелился спросить это вслух?
Кроуфорда это позабавило. Возможно, до парня дойдёт как работает дар. Рано или поздно. А может быть и нет. В конце концов, Шон все равно никогда не будет знать всего на сто процентов.
- Увидимся, Шон.
Шон понял намек.
- Да. Прости. Я имею в виду, увидимся позже.
Он встал, и вскоре его угловатая фигура скрылась между стеллажами.
Кроуфорд еще раз взглянул на книгу. Он должен был признать, что Шон помог все-таки. Он чувствовал себя немного лучше. Может ему просто нужен перерыв. Кроуфорд закрыл книгу.

 

*150 сонет Шекспира, пер. Маршака

** Всё хорошо, что хорошо кончается. Слова Пароля. Акт 5, сцена 2. Шекспир

*** Антоний и Клеопатра. Слова второго служителя. Акт 1, сцена 2. Шекспир

**** Экстрасенсорное восприятие (ЭСВ), экстрасенсорика — термин, использующийся для многих якобы существующих паранормальных форм восприятия или способностей человека. Существование подобных форм восприятия и способностей не имеет под собой научных доказательств.


@темы: фанфики, перевод, Weiss Kreuz, Case of the Red Demon