Assi
Всякая душа есть маленькое тайное общество(с)
Дай посмотреть
-------------------------------------
Восемь минут четвертого. Кроуфорд аккуратно пододвинул чашку со свежезаваренным черным чаем к противоположной стороне стола. Как только он убрал руку, дверь открылась. Он поднял взгляд от стола и сложил руки на коленях. Прямо секунда в секунду.
Сильвия намеревалась удивить Кроуфорда внеплановым визитом, но один взгляд на ясновидца и две дымящиеся чашки чая дали ей понять, что ее ждали. Она приподняла тонкую бровку, рассматривая открывшуюся картину. Красиво расписанные чайные чашки были похожи на яркие цветные брызги в сером однотонном кабинете. Они были совсем не к месту.
Сильвия с неудовольствием подумала, что Кроуфорд должен был удивиться ее приходу, а не развалившись в кресле, поджидать ее. Казалось, что он просто отдыхал после напряженного рабочего дня.
Они посмотрели друг на друга. Взгляд Кроуфорда был очень благопристойным, но почему-то вызывал совершенно противоположные эмоции. Ничего там благопристойного и в помине не было. Она повела головой, легко улыбаясь. Оба понимали, все это напускное было сделано специально, чтобы она заметила.
Кроуфорд встал и резко поклонился, в точности следуя правилам.
- Добрый день, фройляйн Лин.
Сильвия не собиралась позволять ему и дальше паясничать. Она еще раз посмотрела на эти вычурные чашки.
- Думала, ты не любишь чай, герр Кроуфорд.
- Кофе утром, - ответил он. - Чай днем, фройляйн Лин.
Он махнул рукой в сторону чашек.
- Почему бы нам не начать?
Сильвия посмотрела на его руку. То, что он сказал и как, намекало на нечто большее, чем на простое приглашение к чаю. Она гадала, говорил ли он с Комаровым. Знал ли, что тот предвидел. Может сейчас Кроуфорд как раз и приступил к манипулированию? И если это так, знал ли он, что она тоже хотела попользоваться им? По крайней мере в чем Сильвия была точно уверена, так это в своих ближайших планах на Кроуфорда. Она хотела, чтобы он порешал проблемы с несносным мальчишкой и завершил это дело, стабилизировав телепата. В этом их желания должны совпадать. Но все ли это, чего от нее хотели? Или было что-то еще? Знал ли Кроуфорд о чем она говорила с Комаровым?
Пока она предавалась размышлениям, Кроуфорд обогнул стол. Он отодвинул для нее стул, приглашая присесть. Жест напомнил ей времена рыцарства, когда джентльмены были в тренде. Правда жили не долго.
Это заставило ее улыбнуться. Затем она подошла к столу плавной походкой.
- Шекспир и галантность, герр Кроуфорд, - промурлыкала она, глядя на него с озорством. - Я и не подозревала, что выходцы из Америки могут быть такими благородными. Или... - она наклонила голову в сторону, рассматривая его лицо. - Это только тебя касается? Ты особенный американец, герр Кроуфорд?
Он внимательно следил за ней. Но взгляд не опускал ниже лица. Сильвия провела ладонью по его груди, якобы разглаживая складки на одежде. Он позволил немного полапать себя, но на большее не поощрял. Они стояли очень близко. Их разделяло всего каких-то сантиметра три, но Сильвии казалось, что между ними километры. Это расстраивало. Но игра была для двоих. Они начали ее с первого дня как увидели друг друга. Они оба были вовлечены в танец, измеряемый расстояниями. Ей хотелось съязвить, что он справлялся из рук вон плохо. Но правда была такова, что провидец то и дело привлекал ее внимание.
Но, возможно, она тоже забралась ему под кожу. Оставила свой след. Потому что его взгляд задерживался на ней все дольше с каждой следующей встречей. И сейчас несмотря на челку, заслонившую его глаза, она успела заметить это.
- Чай остывает, фройляйн Лин, - напомнил он.
Перед тем как отойти, она провела рукой по его плечу. И затем, наконец, села. С виду стул выглядел как пыточное средство. Спинка казалась неудобной, но на деле вполне ничего. Она посмотрела на все еще пустующие полки и стены кабинета. Он до сих пор не обустроился здесь. Ей это не понравилось. Совершенно не впечатляло. По крайней мере, ее кабинет был отражением ее личности. А это место...
Внезапно Кроуфорд наклонился, вторгаясь в ее личное пространство, почти прикоснулся своей грудью к ее спине. Очень близко. Ближе допустимых норм этикета, которым так неуклонно сегодня следовал Кроуфорд. Она напряглась в предвкушении физического контакта. Но так ничего и не почувствовала.
- Я надеюсь, Вам понравится чай, фройляйн Лин, - прошептал он ей на ухо. Она повернула голову к нему, но было слишком поздно. Кроуфорд уже отошел от нее.
Сильвия наблюдала, как он обогнул стол и сел в свое кресло. Нарочито. Это было лучшее слово, которым она могла описать манеру его движений. Он чем-то напомнил ей Комарова. Возможно, это была отличительная черта всех пророков. Нарочитая целеустремленность? Она вспомнила первую встречу с Кроуфордом. Он был пойман врасплох. И это несомненно очко в ее пользу. Однако... Она скользнула взглядом по своей чашке к напротив сидящему Кроуфорду. С первой встречи все очень сильно изменилось. На этот раз, он застал врасплох ее.
Чтобы отвлечь себя от этих мыслей, Сильвия начала изучать содержимое чашки. Она уже догадывалась о сорте чая. Для подтверждения Сильвия поднесла чашку, почти касаясь ее губами и глубоко вдохнула аромат. Ошибки быть не могло.
- Мм, - прошептала она. - Пуэр.*
Она посмотрела на него с любопытством. Кроуфорд также взял свою чашку, поднося к губам. Он лукаво улыбался глазами, посматривая на нее поверх края чашки.
- Ваш любимый, полагаю, фройляйн Лин.
И откуда, спрашивается, он узнал об этом? Здесь сложно раскопать такую информацию. Или же он договорился с каким-нибудь телепатом, который находился достаточно близко, чтобы выудить это из ее разума. Нет, это слишком бредово. Так напрягаться ради какой-то безделицы. К тому же вряд ли у них были общие знакомые телепаты, которые могли бы это сделать. Вероятнее, вариант с предвидением. Но если так, что помимо ее любимого чая он видел? Возможно, что-то связанное с тем, о чем говорил ей Комаров. Означало ли это, что им все же суждено работать вместе в будущем? Эта мысль порадовала ее. Не смотря на свой скепсис, Сильвия полагала, что раз его выбрали для этого дела, значит он действительно очень сильный. Это делало Кроуфорда еще более интересным.
Ее настроение значительно улучшилось, как только Сильвия задумалась о перспективах. Она уже представила себя в будущем вместе с ним. Они, как и сейчас, будут обсуждать детали какой-нибудь очень важной миссии, попивая Пуэр. Вместе. Она тут же посмотрела в его чашку, но оказалось, что его чай оказался очень светлым, в отличие от ее. Она приподняла бровь. Конечно, ее вкус намного лучше. Но все поправимо. У них так много времени впереди.
- Но не твой, герр Кроуфорд?
- Почему же. Не плохой сорт, - ответил он. - Но признаться, я больше предпочитаю белые чаи.
Его ответ вызвал у нее кучу вопросов. Зачем заморачиваться с двумя разными сортами чая? Возможно, это еще один намек. Белый чай слишком мягкий, по ее мнению. Но те, кто предпочитал именно его чаще использовали для достижения своих целей слова. Коварные, изысканные, изощренные. Что ж их отношениям это подходило. Сильвия рассмеялась.
- Только не говори мне, что это Байхао Иньчжэнь**, - она навскидку назвала самый дорогой и элитный чай из всех.
Он улыбнулся.
- Вы очень проницательны, фройляйн Лин,- признал он.
- Мм. Пуэр слишком... прост для тебя?
Глаза ее заблестели. Сейчас она вела в его игре. И конечно же, они не о чае тут говорили.
Кроуфорд улыбнулся, подтверждая ее выводы.
- Вовсе нет, фройляйн Лин. Но видите ли у меня склонность к дорогим вещам.
Завуалированное оскорбление? Для него Пуэр какая-то дешёвка, что ли? Она покачала головой, улыбаясь. Если он думал, что сможет ее обойти, то очень сильно ошибался.
- О! Тогда мы просто обязаны поладить! - высказала она. - Мое время стоит очень дорого.
Он тут же ответил на выпад.
- В таком случае, осталось узнать только цену покупки.
Теперь он напрямую спрашивал, что ей от него нужно за оказание определенных услуг по делу. Сильвия вспомнила, как он склонился к ней, шепча, что ей понравиться чай. Возможно он имел ввиду не чай, а совместную взаимовыгодную работу в будущем.
Не слишком ли много выводов она делает?
Сильвия посмотрела на него поверх своей чашки. Он предлагал сделку, готовый заплатить такую же цену, как и за охренительно дорогой белый чай. В чем-то это даже было иронично. Она шла сюда, чтобы предложить ему сделку тоже. Догадывался ли он о цели ее визита? Возможно, он предвидел и решил взять быка за рога, первым делая ход в этой игре. Так или иначе, она почувствовала, как теряет контроль над ситуацией.
- Моя цена, герр Кроуфорд? - мягко сказала она. - Не уверена, что ты сможешь себе это позволить.
Он улыбнулся.
- Тогда зачем Вы здесь, фройляйн Лин? - прошептал он.
Они молча разглядывали друг друга.
Оторвать взгляд почти невозможно. Так и быть. Очко в его пользу.
- Сказать тебе правду, герр Кроуфорд? - сказала она. - Я хочу знать все о тебе. Они сказали, что ты готов выйти на оперативную работу хоть прямо сейчас. Тебя нет ни в одном списке классов. Это правда, что мальчишка единственная причина, по которой ты здесь?
Кроуфорд приподнял брови в изумлении. Она удивила его? Но это не сильно его расстроило. Он поставил чашку на стол.
- Вы просмотрели мое личное дело, фройляйн Лин, - спокойно резюмировал он. - Я должен быть польщен или мне стоит начать беспокоиться?
Сильвия сделала небольшой глоток чая. Когда она опустила чашку, стало видно ее улыбку.
- Ты не можешь винить меня за любопытство. Твоя репутация бежит впереди тебя.
- Репутация, фройляйн Лин?
Она ни на секунду не верила в то, что он попал сюда просто так. Уж что что, но он не невинная овечка.
- Ложная скромность тебе не идет, Оракул, - промурлыкал Сильвия. - Ты лучший ученик герра Комарова. Уверена, ты знаешь об этом.
- А я уверен, что Вы были одной из лучших у фрау Блой, фройляй Лин. Но это не причина, по которой бы я начал интересоваться Вами чуть больше нужного.
Она улыбнулась и провела пальцем по краю чашки.
- Мм. Теперь мне стоит волноваться или это все же был комплимент, герр Кроуфорд?
Он хмыкнул.
- Зависит от Ваших намерений относительно меня, фройляйн Лин.
Ей все больше и больше начинал нравиться этот разговор.
- Они очень благородны, уверяю тебя, герр Кроуфорд! - смеясь, воскликнула она. Сильвия откинулась на спинку стула, держа чашку с чаем в своих тонких пальчиках. Затем она злобно улыбнулась. - Герр Дитрих не выбрал бы тебя для этого дела, если бы ты не был лучшим.
- Смею надеяться, что так и есть, - сказал он. - Думаю он такого же мнения и о Вас, фройляйн Лин.
- Да, - сказала Сильвия без колебаний. Ведь Кроуфорд и так это знал. Но ему также следует знать еще кое-что. - Я самый молодой телекинетик в Сигме.
- Это большая честь, - он сделал паузу, отпивая из чашки. - Я не думал, что они могут взять кого-то младше двадцати лет.
Она заурчала. Он искал инфу о ее настоящем возрасте? Сильвия знала, что выглядит моложе своих лет.
- Как правило нет, - сказала она самодовольно. Интересно насколько ее возраст бесил Кроуфорда. Он застрял здесь студентом, а она уже была оперативником Сигмы. Сильвия чувствовала, что просто обязана ткнуть его этим еще раз, чтобы посмотреть на реакцию. - Меня взяли туда сразу после выпуска.
Но вместо раздражения, она встретила лишь изучающий взгляд.
- И как долго Вы находитесь в Сигме, фройляйн Лин?
Черт бы его побрал. Сильвия не хотела отвечать на этот вопрос. Ей удалось сохранить улыбку, но этого было недостаточно, чтобы полностью скрыть дискомфорт.
- Достаточно, чтобы знать о требованиях герра Дитриха, - сказала она, соскользнув с темы. - Он выбирает только лучших.
Но Сильвия знала, что ее расплывчатый ответ только подтвердил его догадки. Она была в Сигме новичком.
По какой-то причине он не стал заострять на этом внимание. Кроуфорд вернул чашку на место и поставил локти на стол.
- А Вам не кажется странным назначать кого-то на это дело, кто еще даже не выпустился?
Она тоже подалась немного вперед, пристально разглядывая его.
- Кажется, - пробормотала она. Его вопрос заставил подозревать, что у него тоже не было всех ответов. Как и у нее. Сильвия постаралась замаскировать свое предположение под вопрос. - Ты не знаешь, почему был выбран, да?
- Может да, а может нет, фройляйн Лин, - сказал Кроуфорд, копируя ее ответ с первой встречи. - Но я точно знаю, что мне нужно больше информации, чтобы закончить это дело успешно, - он склонил голову в бок. - И я знаю, что в Ваших же интересах помочь мне.
Наконец-то после долгого хождения вокруг да около они подошли к самому важному.
Сильвия тут же попыталась подвергнуть сомнению его предположение. Изогнув брови, она ответила.
- Ты так считаешь?
Кроуфорд кивнул, не показывая признаков неуверенности. Он ничего не сказал. Просто ждал ее ответного хода. Они скользнули на зыбкую почву. Да, у нее была информация. Возможно кое-что даже могло помочь. Но как много ей следовало рассказать? Что из этого можно было произнести вслух, не навлекая на себя беду? И самое главное, какой именно информацией она должна поделиться с Кроуфордом, по мнению Дитриха? Он сказал ей, помогать ясновидцу, но никаких конкретных указаний не оставил. Приказ, отданный ей - «дай все, что ему нужно» - мог означать что угодно. Возможно, он оставил решение за ней. Чем поделиться, а что утаить от Кроуфорда. Но также возможно, Дитрих проверял ее.
Иногда закрадывалось подозрение, что это задание было дано ей как новичку. Так на пробу. Но что могло быть более бессмысленным, чем колоть мальчишку? Неужели она не достойна более интересной проверки?
Возможно все же Кроуфорд был истинным ее заданием, а не эти тупые инъекции.
Сильвия медленно кивнула.
- Ладно. Ты прав в одном, герр Кроуфорд. Мы оба заинтересованы в этом.
- Стабилизировать телепата.
- Именно, - она тщательно обдумывала каждое свое слово. - Ты сказал мне, что планируешь сотрудничать с ним. Самые лучшие высокоуровневые телепаты уже пытались, но все они провалились. Так почему ты уверен, что тебе это по силам?
Кроуфорд улыбнулся.
- Я видел это.
Вообще-то она ожидала чего-то более конкретного. Какого-то плана. Но секунды шли, а ясновидец так и продолжал молчать. Когда Сильвия поняла, что продолжения не будет, ее глаза округлились.
- И это все?
Кроуфорд повел плечами.
- Видимо Вы еще ни разу не работали с провидцами, фройляйн Лин.
Сильвия покачала головой. Шок начал сменяться какой-то странной веселостью.
- Нет. Вы все такие что ли? - спросила она со смехом.
- Некоторые определенно лучше, - сказал Кроуфорд. Его фальшивая скромность почти граничила с высокомерием.
Сильвия пристально посмотрела на него. Ей явно не следовало доверять ему и тому, что он говорит. Но для достижения общей цели доверять друг другу и не обязательно. Она отпустила свою чашку из рук, позволяя ей проплыть к столу.
Медово-карие глаза следили за каждым ее шагом. Она легко поднялась с места и огибая стол, направилась к нему с кошачьей грацией. Сильвия провела рукой по воздуху как будто что-то ласкала, и Кроуфорд тут же почувствовал знакомое мягкое прикосновение к щеке. В голове тут же вспыхнули картинки двух сплетенных тел. Конечно, это было приятно, но очень нежелательно сейчас, как и невидимая рука, исследовавшая его шею. Его окатило жаром стоило только представить себя в ее опытных руках. Эти пальчики наверняка были очень... умелыми. Но его тут же передернуло. Отдать кому-то контроль. Ну уж нет! Кроуфорд заскрежетал зубами при мысли, что ее сила могла с ним сделать без его согласия.
Но даже так он мог найти способы вернуть контроль себе.
Кроуфорд встал и поймал ее руку. Она удивилась, явно не ожидая действий с ответной стороны. Он схватил ее за запястье и потянул его вниз. Сильвия тут же подняла другую руку, но как бы быстр не был телекинетик ему не конкурировать со скоростью предвидения. Провидец всегда будет на шаг вереди. Вскоре он крепко держал оба ее запястья, прижимая их к ее бедрам.
Сильвия сузила глаза. Она попыталась руками оттолкнуть его, но он железной хваткой удерживал ее в неудобном положении. Так и не сумев как следует использовать руки, ее дар перестал доставлять Кроуфорду неприятности. Сильвия вспомнила совет Комарова избавиться от привычки жестикулировать при использовании силы. Но было уже поздно. Кроуфорд воспользовался замешательством и притиснул ее к столу. Острый край стола впился в бедро Сильвии. Не теряя ни секунды, он завел ее руки ей за спину, почти обнимая.
Теперь она прикасалась к нему бедрами и грудью. Сильвия начала улыбаться, думая, что не так уж и плохо на самом деле. К тому же она в любой момент могла высвободиться. Просто пришлось бы сконцентрироваться чуть больше обычного. Но... Кроуфорд был так близко, к тому же по своей воле.
Сильвия посмотрела на него с невинностью гюрзы, готовящейся к атаке.
- Сколько уверенности, - сказала она. - Мне это нравится.
Кроуфорду даже не нужен был дар, чтобы предугадать, что Сильвия сделает в следующий момент. Она повела бедрами, притираясь к нему еще ближе. Он понятия не имел зачем ей это надо. В Сигму не брали тех, кто не в состоянии концентрироваться на деле и отвлекался. Иногда ему казалось, что играть на его влечении было частью ее обязанностей помимо инъекций телепату.
Он рассматривал ее лицо.
- Я никогда не ошибаюсь.
Голод в ее темных глазах затягивал его.
- Впечатляет, герр Кроуфорд, - прошептала она.
Кроуфорд пытался игнорировать движения ее тела. Она извивалась в его руках как огромный питон. Змеи...
Когда он смотрел на нее, то всегда думал о змеях.
- Я надеялся, Вы могли бы мне помочь, фройляйн Лин, - напомнил Кроуфорд.
- Хмм, - она провела острым язычком по губам. - Боюсь я мало, что знаю.
Кроуфорд приподнял бровь. С трудом верилось. Он наклонил голову к ней так, что между ними еда было сантиметров пять. Если она хочет играть по таким правилам, что ж пусть. Он согласен пока.
- Что насчет лекарств, фройляйн Лин? - прошептал он ей в губы. - Вы знаете что-нибудь о них?
Ее глаза блуждали по его лицу. На секунду Кроуфорду показалось, что что-то промелькнуло там, порыв, прежде чем она покачала медленно головой.
- Если бы герр Дитрих считал, что знание состава лекарств поможет тебе, не вижу причин почему бы ему утаивать это от тебя.
Кроуфорд улыбнулся.
- Как Вы говорили, фройляйн Лин... с герром Дитрихом никогда нельзя быть уверенным.
Она усмехнулась. Неожиданно девушка вырвала запястья из захвата, уверено управляя даром. Руки Кроуфорда были тут же отброшены назад, а голова зафиксирована. Она еще раз потёрлась, цепляясь за него словно пиявка. Ее губы растянулись в бесовской улыбке. А затем Сильвия впечатала Кроуфорда в противоположную от стола стену.
- Ну конечно, - прошептала она. - Как ты можешь быть уверен.
Она взмыла на несколько сантиметров вверх и прижалась к нему. Ее губы ловили его дыхание. Дар крепко держал его, покрывая каждый миллиметр тела, обхватывая талию и все что ниже. Но если она думала, что Кроуфорд наслаждался этим, то очень сильно заблуждалась! Вторжение подобным образом в его личное пространство совершенно недопустимо. Ей нужно уяснить, что если она желала что-то получить, то должна играть по его правилам. Он решил игнорировать реакцию своего тела. Однажды она уже была сбита с толку отсутствием ее на свои выпады. Значит во второй раз это тоже должно сработать.
Так он и сделал. Ее улыбка тут же сползла. А затем внезапно она полностью убрала свой дар. На секунду разочарование проступило на ее лице. Девушка плавно приземлилась на ноги.
- Ты восхищаешь меня, герр Кроуфорд, - мягко прошептала Сильвия. Она окинула его взглядом сверху вниз, изучая с любопытством и некоторым замешательством.
Кроуфорд сдвинулся настолько, чтобы завести руки за спину. Улыбка коснулась только уголков его губ.
- Препарат что-то делает с его разумом, - сказал он, как будто никаких отвлекающих действий во время их разговора не было. - А все, что влияет на него важно. Почему он не хочет, чтобы я знал?
Она медленно покачала головой.
- Извини, герр Кроуфорд, - прошептала она. - Тебе придется спросить об этом непосредственно герра Дитриха.
Теперь разочарование появилось на его лице. Кроуфорд нахмурился. Он чувствовал, что еще немного и он сможет убедить ее рассказать все. Видимо она тоже это почувствовала, поэтому отвернулась. Свет играл на ее цветастом шелковом платье пока она шла к двери. Там Сильвия остановилась на мгновение и посмотрела через плечо. Она улыбнулась и подмигнула ему.
- Продолжим, когда твое видение сбудется, все верно? - мурлыкнула она.
На этот раз, скорость телекинетика обставила предвидение провидца. Она ушла, прежде чем Кроуфорд сумел подобрать достойный ответ.
---------------------------------------------
Кроуфорд не хотел думать о том, сколько раз за последнее время он шел по этому коридору с папкой в руке. Хотя и прошло всего несколько недель, но для него это было достаточно много. И каждый отчет был похож на предыдущий. Сколько еще мужчина даст ему времени? Когда его терпение закончится? До сих пор, он ничего не сделал, но смотрел на Кроуфорда и говорил одно и то же, неделю за неделей. Как долго Дитрих будет принимать эти бесполезные бумажки?
Ясновидец задержался на мгновение перед дверью. Животный инстинкт самосохранения нашептывал ему, что надо развернуться и бежать куда подальше. Страх. Он ненавидел это чувство.
«Входи, Оракул», - от голоса в голове повеяло арктическим холодом. Кроуфорд предпочел бы лучше услышать издевку. В этом случае Дитрих только бы дразнился, забавляясь. Но ясновидец даже предполагать не хотел, что может случиться, если телепат сейчас раздражен.
Кроуфорд открыл дверь. Свет был выключен. Это что-то новенькое. Он помедлил, разглядывая сидящего за столом Дитриха. Он смог рассмотреть его только из-за пробивающегося света из коридора. Ожидал ли мужчина, чтобы он включил свет? Кроуфорд протянул руку к включателю.
«Я сказал войти», - команда прозвучала резко. В мысленном голосе слышалось предупреждение от выполнения ненужных действий.
Кроуфорд тут же отдернул руку от переключателя. Он медленно шагнул внутрь кабинета и закрыл дверь за собой. Теперь стало так темно, что он едва смог рассмотреть очертания мебели и одинокую фигуру. Дитрих только что встал? Кроуфорд мог поклясться, что слышал скрежетание ножек кресла по полу.
В темноте у Дитриха было преимущество. Как телепат, он без проблем мог определить где Кроуфорд. А вот ясновидцу в чужом кабинете без света трудно ориентироваться. Гнев тут же всколыхнулся внутри, но Кроуфорд подавил его. Он - ясновидец и сможет использовать свои инстинкты. Он должен предвидеть...
- Надеюсь, фройляйн Лин не слишком отвлекает тебя, - сказал Дитрих внезапно. Кроуфорд не предвидел этого. Голос прозвучал ближе, чем он думал. Была ли эта всего лишь уловка, выверт его сознания, с которым играл телепат?
Впервые Дитрих дал понять, что прекрасно осведомлен о его встречах с Сильвией. Кроуфорд не хотел думать о ней, но Дитрих упал прямо в середину его мыслей и разогнал все ненужное, как стаю птиц. Мужчина зашипел.
«Покажи мне.»
Отказ, конечно же, исключен. Кроуфорд позволил мыслям вернуться к своим разговорам с девушкой. Он попытался почисть воспоминание, убрав свои эмоции и концентрируясь только на словах. Но телепат проникал все глубже, толкаясь внутрь и отметая все усилия что-то спрятать.
Кроуфорд хотел показать их взаимоотношения с профессиональной точки зрения, но, как ищейка, Дитрих последовал на запах неловкого напряжения. Неожиданно Кроуфорд ощутил себя полулежащим на своем рабочем столе, когда телекинетик была сверху. Затем вжатым в стену и как она прижималась к нему. Воздух застрял в легких. Он был в ужасе, когда понял, что его брюки уже расстёгнуты и сползают вниз. Подождите, нет, это все не реально. Кроуфорд весь вспотел, пытаясь осознать действительность.
Смех прорвался сквозь иллюзию, где бедра телекинетика терлись о его пах.
- Вижу ты хорошо поладил с Драконом, - прошептал мужской голос, выдергивая Кроуфорда в реальность. Глаза стали привыкать к темноте, и он, наконец-то, ощутил себя стоящим в кабинете Дитриха.
К сожалению, он все еще испытывал двойственные ощущения. Не то стоял, не то все еще полулежал раздетым. Кроуфорд даже не был уверен из-за воспоминаний это или потому, что каждое физическое ощущение было пережито снова. Пот выступил на висках, когда он понял, что его смущение, несмотря на темноту, чувствовал Дитрих. Во всех подробностях. Даже то, что мужчина раскрыл кодовое имя Сильвии не могло утешить Кроуфорда.
- Да, герр Дитрих, - сказал он сдавленно. - Можно и так сказать.
Кроуфорд готов поклясться, что почувствовал прикосновение руки, но как только он попытался сосредоточить свое внимание на ощущении, оно пропало.
«Это все в моих мозгах», - сказал он себе. - «Все в моем сознании. Дитрих вовсе не хотел меня касаться.»
Он не горел желанием давать мужчине еще один повод посмеяться над собой, воображая что-то глупое.
- У тебя есть вопросы, - сказал вдруг Дитрих.
Кроуфорд осмелился предположить, что это разрешение говорить. Возможность, которую нельзя упустить. Пытаясь проигнорировать свои эмоции и неловкость от всего произошедшего, он кивнул. Просто потому, что так надо. Хотя жест в темноте и не различить, но он мог поспорить, что для дара телепата это не проблема. Было ли хоть что-нибудь для мужчины проблемой?
- Да, герр Дитрих, - сказал Кроуфорд. - Я был удивлен обнаружив, что мальчику дают лекарства.
Голос Дитриха звучал где-то непозволительно близко. Слишком насмешливо.
- И чему ты так удивляешься?
Кроуфорд помедлил, потому что вопрос не имел смысла. Ведь ответ был так очевиден.
- Ну, герр Дитрих, - сказал он осторожно, подбирая слова так, чтобы они не прозвучали ни покровительственно, ни оскорбительно. - Психотропные препараты вызывают у паранормов потерю контроля над своим даром. И они не подавляют способности. Я могу только представлять, что может произойти с Вашим телепатом, у которого непредсказуемый чистый дар.
В конце концов, он вспомнил свои первые годы, проведенные в Розенкройц. Ему и без всяких лекарств было плохо. А какого тогда телепату? Потеря контроля над своим даром возможно одна из худших вещей, которая могла произойти. Особенно, для рядом стоящих людей.
- Ммм. Этот препарат отличается. Разработка Розенкройц. Он снижает контроль над даром, но делает мальчика более послушным.
- Более послушными, герр Дитрих? - скептически отметил Кроуфорд, надеясь выудить еще что-нибудь об этой разработке. - Как...
Внезапно присутствие мужчины стало ощутимо тяжелым и угнетающим. Воздух вышибло из легких и Кроуфорд с трудом заставил себя дышать. Можно было подумать, что это всего лишь непроизвольный рефлекс. Ничего общего с ментальным наказанием, и поэтому мало вероятно контролируемое телепатом. Но Кроуфорд с удивлением хватал ртом воздух, и внезапность всего этого начала сильно беспокоить его. Тогда он понял, что причина, по которой он боролся за каждый живительный глоток кислорода очень проста. Его кто-то душил. Какой к чертям рефлекс?! Он схватился за горло, пытаясь отодрать душившие его руки, но их там не было. Сила, с которой они сжимались все возрастала.
- Ты не доверяешь моим словам, Оракул? - раздался шепот около его уха. На этот раз Кроуфорд отчетливо слышал его! Он провел руками назад по шее и наткнулся на чужие пальцы. Они едва касались ими его кожи. Но Кроуфорд знал, что они там, на его шее.
Сознание ясновидца начало уплывать. Страх затопил его вместе с гневом и растерянностью. Если боишься, значит ты слаб. Единственный выход сейчас, начать говорить, дать ответ телепату.
- Конечно, это не так, герр Дитрих, - хрипло прошептал Кроуфорд, пытаясь убедить себя, что все ощущения были только в его сознании. - Я был просто немного удивлен...
Его прервал короткий смех. Хихиканье раздалось с другого конца кабинета, но пальцы все еще касались шеи. Кроуфорд попытался сохранить свои мысли и чувства под контролем, не давая им прорваться наружу. Но сейчас его настолько переполняла ненависть, что он сомневался в успехе своих попыток хоть что-нибудь скрыть. Он хотел убрать руку с пальцев Дитриха, но не был уверен, как заставить свою руку вообще двигаться. Тем более, если Дитрих не хотел, чтобы он дергался, то, несомненно, ему не следовало это делать. Нервы были натянуты как канат, потому что Кроуфорд понятия не имел как много прочитал в его голове Дитрих. Как глубоко он смог залезть? Он понимал, что мужчина осведомлен о всех мыслях, которые проносятся сейчас в его голове. Дитрих знал и о промедлении и заминке, которые служили доказательством лжи. Врать Дитриху очень опасно. Намного опаснее, чем попытка отказаться от выполнения приказа.
- Мм, хорошо, - сказал Дитрих тихо.
Конечно же это не было ответом на реплику или мысли Кроуфорда. В воздухе висела угроза. Пальцы мужчины все еще касались шеи легко, едва надавливая. Они ощущались Кроуфордом поводком. Затем мужчина начал говорить более мягко.
- Ну, может ты и не преуспел с мальчишкой... но с Драконом ты справляешься даже очень неплохо.
Кроуфорд немного успокоился, услышав одобрение на свои действия с Сильвией. Он кивнул немного неуклюже. Видимо Дитрих и это тоже контролировал.
- Спасибо, герр Дитрих.
Губы Дитриха почти касались его уха. Это не могло быть иллюзией, потому что он ясно ощущал, как что-то мягкое и влажное задело его мочку уха.
- Но со мной твои игры бесполезны, - прошептал мужчина.
Сердце Кроуфорда забилось быстрее. Дитрих подозревал, что он что-то замышляет и ведет игру против него? Или он просто намекал, что Кроуфорд у него как на ладони со всеми потаенными мыслишками? Это было предупреждение Кроуфорду по поводу лжи? Возможно, Дитрих просто пытался напугать его настолько, чтобы он начал сам сознаваться в... Чем бы это ни было, Кроуфорд продолжал охранять свои мысли так тщательно, как только мог.
- Конечно, герр Дитрих.
Мужчина ничего не сказал. Ощущение прикосновения губ возле уха Кроуфорда не исчезло. Ему было жарко. Казалось пот тек ручьями. Он чувствовал себя злым из-за безвольного тела. И смущенным из-за вынужденного возбуждения. Интимная сторона была очень личным. Тем, чем он совершенно не желал делиться с Дитрихом. Все его тело дрожало. Он хотел перестать думать о руках Сильвии на его теле, о ее бедрах, трущихся о его пах. Он желал забыть ее хрупкую фигурку, и о том, как она прижималась к нему. Все это испоганил Дитрих, разделяя воспоминания вместе с Кроуфордом, упиваясь чужими чувствами, как будто они были его собственными. Это было неправильно во всех отношениях. Возможно Дитрих даже усилил ощущения, потому что Кроуфорд не помнил, чувствовал ли с Сильвией что-то настолько сносящее голову. Ему даже не могло прийти в голову, создал ли эти эмоции сам Дитрих или же за основу были взяты чувства Кроуфорда.
Кроуфорд ненавидел телепатов. А особенно, он ненавидел, ненавидел...
- Ш-ш-ш, - промурлыкал Дитрих. - Я знаю, Оракул. Я знаю, что ты на самом деле хочешь сделать.
Это не было просто видением в его голове, это были навязчивая мысль, потребность, стремление, желание, непреодолимый порыв. Он задохнулся, когда понял, что его левая рука начала оглаживать грудь, спускаясь постепенно вниз.
Он хотел сказать нет, но главным кураторам Розенкройц не отказывают.
Отчет упал на пол. Его правая рука присоединилась к левой. Он расстегнул пуговицы, а затем молнию на брюках. Даже смех Дитриха не уменьшил желание, а вот смущение вышло на новый уровень. Куда уж больше. Его рука опустилась еще ниже, ощутимо проходясь по расстегнутой ширинке, и наконец скользнула внутрь, проникая под нижнее белье. Кроуфорд все еще боролся за контроль своих конечностей. Он медленно умирал внутри, осознавая, что Дитрих наблюдал за ним, заставляя его делать все это. Кроуфорд сейчас был в его полной власти, и он мог творить с ним все, что пожелает.
Это уже было чересчур.
- Герр Дитрих. Пожалуйста, - слова затерялись в скрежете зубов. Он никак не мог заставить себя разомкнуть губы.
Пот струился по шее. Неужели мужчина не видел, что зашел слишком далеко в своём издевательстве над ним? Разве он не видел, что достаточно унижений? Он уже донес свою точку зрения до Кроуфорда. Разум Кроуфорда был затуманен, поэтому он начал вглядываться в темноту. Туда, где, по его мнению, должен стоять рабочий стол. Он был уверен, что там то Дитриха точно нет. Пусть небеса будут милостивы и избавят его от необходимости смотреть на мужчину.
Но благословение длилось недолго. Пальцы мужчины исчезли с его шеи, а губы от его уха. Глаза Кроуфорда уже привыкли к темноте, и теперь он мог разглядеть мужчину, который прошел мимо него.
- Я сказал тебе, Оракул, - безжалостный голос Дитриха раздался со стороны стола. - Со мной твои игры не сработают.
Конечно же, Кроуфорд физически чувствовал свои руки, и это создавало впечатление, что он сам ими управлял. Но проблема была в том, что решения, которые контролировали его руки не были его собственными. Воспоминания всколыхнули желание, которое теперь росло в его сознании. Он думал, что хотел этого, но, как ни парадоксально, он знал, что в действительности это было не так. До этого дня никто никогда не унижал его подобным образом, никто не использовал его так. Он ненавидел, ненавидел, ненавидел это.
Ненавидел.
...и хотел.
«Очень хорошо, Оракул», - поощрение Дитриха было нежным, ласковым прикосновением. Оно отозвалось во всем теле. Он не мог бороться с этим. Он знал, что ему просто не позволят сделать это. Он не хотел ничего из того, что тут творилось, но где-то глубоко в подсознании ему хотелось этого, как глоток воздуха или воды.
Кроуфорд был в замешательстве. Он в смятении искал злое, болезненное, восхитительное, чудесное удовлетворение желаемого. Это было просто кошмарно, но он ощущал себя правильно и хорошо. Он чувствовал себя просто отлично, трогая себя. И это было именно то, что он хотел делать. Его руки лихорадочно двигались вверх-вниз, в попытке прекратить эту пытку, закончить все поскорей. И, пожалуй, немного он на самом деле хотел кончить. Как можно быстрее.
И вот в тот самый миг, прямо за секунду до сладкой агонии, наваждение спало. Его жажда была сорвана, как плащ с его плеч. Внезапно он почувствовал себя совершенно обнаженным, стоящим в темноте. Его ноги дрожали, тело тряслось. Руки внезапно оказались очень холодными и деревянными, совершенно не двигающимися.
Все эмоции снова стали его собственными. Кроуфорд чувствовал ненависть, ужас, стыд, возмущение. И совершенное отвращение к тому, чем он занимался минуту назад. Он знал, что Дитрих смотрел на него, хотя в темноте и не разобрать толком. Но отсутствие света не могло помешать телепатии. Но потом он понял, что мужчина не стоял перед ним, как ему казалось до этого. Он находился позади стола. Потом Кроуфорд осознал, что брюки были все еще застегнуты, а руки пусты. Они были сжаты в кулаки и дрожали. Отчет лежал на полу. Кроме выпавшей из рук папки, все остальное было нереально. Он не дрочил перед мужчиной. Это было лишь в его уме.
Нереальность происходящего не делало ситуацию менее унизительной и кошмарной.
Дитрих злостно рассмеялся в темноту.
- Оставь свой отчет на столе, - сказал он негромко. - Позже я с ним ознакомлюсь. Свободен.
Последнее, что Кроуфорд хотел так это задержаться здесь хоть на секунду больше положенного.
- Да, герр Дитрих, - сейчас он совершенно не был готов к продолжению разговора. Слова дались ему с трудом, он поклонился. - Спасибо, герр Дитрих.
Главный куратор не ответил. Кроуфорд чувствовал себя измученным животным. Он поднял папку, осторожно подошел к столу и оставил ее там. Он сбежал из офиса как можно быстрее. Его, без сомнения, только что проверяли.
Преследующее его до двери чувство холодного веселья, возможно, на самом деле свидетельствовало, что он прошел.

* Пуэ́р - постферментированный чай. Производится в китайской провинции Юньнань. Отличается специфической технологией производства: собранные листья, обработанные до уровня зелёного чая, подвергаются процедуре ферментации - естественному либо искусственному (ускоренному) старению.
** Байха́о Иньчжэ́нь - буквально: серебряные иглы, чай, произведенный в китайской провинции Фуцзянь. По степени окисления относится к белым чаям, среди которых является самым дорогим, элитным сортом и наиболее ценным, поскольку для его производства используется только лучшее сырьё - листовые почки чайного куста (типсы). Серебряные иглы изготавливаются из сорта Да Бай семейства чайных кустов. Байхао Иньчжэнь входит в число Знаменитых чаёв Китая.

@темы: фанфики, перевод, Weiss Kreuz, Case of the Red Demon