Assi
Всякая душа есть маленькое тайное общество(с)
Как у них дела?
------------------------------------
«Ну и как у них обстоят дела?»
Костлявые пальцы вцепились в край стола. Он нахмурился, затем прикрыл карие глаза.
«Ты меня спрашиваешь?» - ответил он нехотя.
«А разве ты не знаешь? Что, совсем ничего не видел?»
Вторжение телепата в его разум было глубоким, заполняющим всю его сущность. Из легких ушел воздух. Лицо исказила гримаса, но мужчина даже не дернулся. Его разум выворачивали, словно рыбу потрошили. Когти дара телепата прошлись по всем местам, о существовании которых он успел забыть. Но никакого сопротивления он все равно оказать не смог бы.
Раздалось шипение.
«Бесполезно», - ментальный голос зазвучал с упреком, раздражением и разочарованием.
От напряжения, казалось, что кожа еще сильнее обтянула скулы, готовая вот-вот порваться. Ясновидец сильнее сжал кулаки.
«Прости меня.»
Извинение было пустым. Ничего настоящего.
Мрачный смешок пробежал по телепатической связи, отражаясь в разуме ясновидца, заставляя его растянуть тонкие губы в улыбке. Постепенно она переросла в оскал. Его улыбка давно уже не принадлежала ему и не была такой же естественной как много лет тому назад. Про смех он уже и не вспоминал.
«Продолжай наблюдать.»
В открытой ране, в которую превратился его разум, затрепетало желание Дитриха.
-------------------------
Он вошел в комнату без книги, корзинки или же сумки. Он пришел с пустыми руками, чувствуя словно ступил на территорию врага безоружным. Что странно, слово никогда не ощущалось оружием ни тогда, ни сейчас. Его он выкинул из своей головы пока.
Кроуфорд подошел к окну, которое отделяло его от телепата. Рыжий тролль опять ждал его, стоял перед ним за стеклом. Забыл ли мальчик о том, что произошло недавно? Он смотрел своими синими глазами на Кроуфорда так, словно только что увидел его, как будто через много лет наконец-то узнал что-то важное. Хотя возможно это эмоции самого Кроуфорда отразились во взгляде и на лице мальчика. Ясновидец видел, что пора бы прекратить это. К тому же он и так знал, чем все закончится, еще не зная о существовании мальчишки.
Забавно, что он так и ни разу не задумался об имени телепата. У него же должно оно было быть. Имя не упоминалось в той папке. У Розенкройц было ли оно вообще? Скорее всего. Возможно оно написано в отчетах больницы, в которой нашли мальчика.
Но было ли это действительно важно? Узнал бы имя мальчик? Откликнулся бы на него? Хватало ли ему самосознания, чтобы помнить о своем прошлом, о своем детстве?
Перепуганный телепат в ярко освещенной клетке сейчас и растерянный ясновидец в совершенно темной комнате тогда. Была ли разница между ними?
Кроуфорд прижал ладонь к стеклу, мысленно приглашая подойти ближе. Мальчик проследил глазами за жестом. Кроуфорда продолжало пугать то с какой легкостью тот знал о его действиях несмотря на полностью непроницаемое стекло. Мальчик обеими руками уперся в стекло.
«Вместе», - предложил Кроуфорд. - «Со мной. Не с ним.»
Он попытался послать мысль вместе с изображением лица Дитриха так же, как и мальчик когда-то делал это. Кроуфорд добавил к посланию немного эмоций. Неприязнь, страх, чуть-чуть стыдного ужаса и боль. Никаких подробностей или же событий, просто сгустки эмоций, как корзинка с лакомствами.
Он надеялся, что какая-нибудь эмоция обязательна будет знакома мальчику.
Взгляд телепата переходил от руки Кроуфорда к его лицу и глазам и снова к руке. Конечно он не мог ничего видеть, но он прекрасно видел разум Кроуфорда. Тот не знал то ли восхищаться, то ли ужасаться той ошеломляющей точности, с которой телепат чувствовал его. Мальчик ударил ладонью по месту, где Кроуфорд прижимал свою руку. Движение было быстрым и резким. Немного неестественным.
Что-то еще слегка ударило Кроуфорда изнутри.
«Вместе, герр Кроуфорд.»
Хотя в форме обращения ничего такого не было, всего лишь запрограммированная, механическая привычка, но Кроуфорд уловил другой смысл, какое-то новое ощущение. Мальчик всегда использовал разную интонацию при обращении. Наверняка, так он пытался передать разные эмоции от разных моментов. Сейчас тон свидетельствовал о чувстве очень близкому к уважению.
Кроуфорд с шумом втянул воздух, но позволил находиться телепату достаточно близко к своему разуму. Так должно было быть, давно надо бы сделать это, позволить их разумам добровольно соприкоснуться. Истинные намерения, эмоции и чувства крепко переплетали их мысли.
Правда заключалась в том, что обоих их сюда привел один и тот же человек. И оба они ненавидели этого мужчину. Кроуфорд закрыл глаза. Он приоткрыл еще одну тайну. Он послал мальчику свои воспоминания о тишине и темноте, в которых распространялся его страх и растерянность.
Он показал ему дни и ночи, наполненные болью, смятением и потерянными мыслями, которые по спирали все возвращались и снова ускользали. Неконтролируемые, без направления. И так снова и снова по кругу. Беззвучный крик в подушку просто, чтобы хоть как-то выдержать все это. Он не чувствовал своих рук. Они были чужими, и подушка была по ходу тоже чужой. Он никогда не мог сказать наверняка в каком из видений застрял. Они его разрывали, их было слишком много. Слишком всего.
Кроуфорд дернулся, открыл глаза и внимательно посмотрел на мальчика, проверяя его реакцию. Тот стоял неподвижно с закрытыми глазами, прижимаясь лбом к стеклу. Кроуфорд прикоснулся другой ладонью к окну. Рука мальчика без задержки тут же двинулась, прижимаясь точно напротив. Он открыл глаза. Слезы потекли по его щекам.
«Вместе...»
Мысль передала целый ворох чувств, совершенно разных по смыслу. Мальчику было знакомо все то, что показал он.
Кроуфорд начал улыбаться. Его понимали.
«Я смогу научить тебя контролировать это», - сказал Кроуфорд.
Он хотел показать наглядно свою мысль. Он сосредоточился на глазах мальчика, потому что они были сейчас наиболее подходящими для этой цели. Он хотел найти центр, внутреннее ядро.
Вероятно, для мальчика это было не просто. Но он старался изо всех сил. Кроуфорд смог почувствовать океан и его подводные течения, постоянно меняющие направление. Снова и снова. Он шумно выдохнул и опустился на колени. Шквал ощущений от телепата был очень сильным, сносящим. Кроуфорд забыл какого это, в воспоминаниях все было слабее, приглушеннее. Он даже не знал, чьи воспоминания, мысли и чувства это были. Он просто хотел, чтобы все прекратилось.
Остановись.
«Ну же, прекрати.»
Это все, о чем мог сейчас думать Кроуфорд. Первым порывом было потянуться к слову, но с усилием он заставил себя даже не вспоминать, что это слово есть. Даже и думать о нем табу. Он не собирался учить своего телепата под дулом пистолета.
Мальчик не остановился. Но короткая мысль скользнула в эту мешанину.
«Не могу.»
Кроуфорд смотрел в большие синие глаза. Замешательство и растерянность вот, что в них было.
«Не могу. Не могу. Не могу.»
Мальчик начал паниковать, утопая в этой круговерти.
Крик, смех, тяжелое дыхание.
«О Господи, нет! Только не это!»
Мысли и что-то всеобъемлюще живое. Это уже было чересчур.
Слишком.
Кроуфорд отпрянул от окна, чуть не упав. Хоть он и был наполовину ослеплен и еле держался в вертикальном положении из-за путаницы в голове, он все же кое-как добрался до двери. Ввалился в клетку-комнату и увидел, что мальчик так и не сдвинулся с места. Все также стоял с поднятыми руками, прижимаясь лбом к окну. Он дышал тяжело и быстро.
Кроуфорд подлетел к мальчишке и схватил его за плечо. Тот вздрогнул, но только теснее прижался всем телом к стеклу, пытаясь избежать прикосновений. Кроуфорд развернул его насильно и толкнул обратно к окну так, чтобы они стояли лицом к друг другу. Сейчас нужно поймать его взгляд и снова установить контакт. Сейчас это было намного важнее, чем даже физические прикосновения. Телепат все еще боролся. Кроуфорду пришлось крепко схватить его и припереть к окну, почти наваливаясь на него.
«А ну прекрати», - снова приказал он.
Невнятный слабый всхлип сорвался с губ мальчика.
«Не могу.»
- Еще как можешь, - тяжело выдохнул Кроуфорд. - Ты можешь. Слышишь? Можешь! Ну же, сфокусируйся. Сфокусируйся на мне.
Вот оно, решение, ответ. Он точно знал это. Он снова начал продираться сквозь мешанину к центру. Кроуфорд смотрел в синюю глубину глаз, сосредотачиваясь только на ярких бликах в них. Цвет. Синий... и красный. Точно! Все в этой комнате было серо-белым и скучным, но эти глаза были голубыми и вечно спутанные волосы рыжие, как у феникса. Они были цветными, яркими. Да, здесь. Ничего другого не существовало больше сейчас.
Ничего другого. Ему нужно найти центр. Тишину.
«Не могу...»
- Нет, ты сможешь! Сосредоточься! - зарычал Кроуфорд, а затем рявкнул во весь голос. - Смотри в меня, черт тебя дери! Посмотри на меня! Сфокусируйся!
Для мальчика эти слова были словно маленькие маячки в толще воды. Приглушенные, еле различимые, но они вели его к поверхности, вверх с глубины.
«Смотри в меня.»
Ему нужно было найти источник этого зова. Постепенно стали видны вспышки света, отражающиеся от стекол очков Кроуфорда. Они прятали его глаза. Точно! Кроуфорд. Герр Кроуфорд. Кроуфорд. Кроуфорд был тишиной.
- Сосредоточься на мне. Смотри на меня.
Кроуфорд стал настолько реальным, ощутимым физически. До этого он был таким пустым, что мальчик почти забыл о его существовании.
Кроуфорд был тишиной.
«Тихо.»
- Да. Очень тихо. Не сбивайся. Фокусируйся.
«...тихо...»
Наконец мир вокруг перестал рушится, обнажая внутренности. Все осело и успокоилось.
Круговерть прошла. Все было спокойно.
Мальчик дрожал в руках Кроуфорда. Их тела были тесно прижаты друг к другу. Рыжий широко открыл рот и хватал воздух резкими, короткими и взволнованными вдохами. Кроуфорд усмехнулся. Вот-вот взлетит.
Он был тишиной.
Телепат посмотрел на нависшего над ним парня, который поддерживал его. Он напомнил ему кое-кого другого. Тот другой тоже был тишиной. Но он отличался от Кроуфорда. В тишине ясновидца были звуки. Молчание в звуках. Кроуфорд был объемным и живым, а не как тот другой. Он только и делал, что приказывал, говорил, что делать в тот или иной момент. Никогда не позволял самому решать. Он звал их, командовал ими внутри него, убирал их. Он полностью контролировал их, не давая справиться самостоятельно. Рыжему это никогда не нравилось.
Когда Кроуфорд сел на его место, то как будто стал им. Но все же не совсем. Потому что ясновидец был совершенно другим.
Кроуфорд был тишиной. Всеобъемлющим пространством. Кроуфорд был горой. Одной из тех, которые мальчик видел у него в голове. Горные вершины, которые были свободой. Он сграбастал свою гору за пиджак и крепко притиснул к себе. Ему определенно хотелось узнать побольше.
«Кто ты такой? Что ты такое?»
Кроуфорд не знал, что мальчик имел ввиду. У телепата только что был почти срыв. Возможно... Кроуфорд спросил.
- А как я ощущаюсь тебе?
Телепат облизнулся. Нуу. Он попытался еще раз попробовать Кроуфорда, но это было похоже на попытку распробовать вкус воды на языке.
«Ты не мешаешь мне.»
Это не ответ, Кроуфорду определенно нужно немного больше информации.
«Тихий», - покорно продолжил телепат. - «И есть свободное место. Там так пусто», - он закрыл глаза. - «... так тихо...»
Руки, держащие его, сжались крепче. Мальчик прижался теснее к Кроуфорду, чтобы почувствовать сердцебиение своей горы. Там не было их шепота.
Он держал маленького тролля, уставившись в свое отражение в окне поверх нечёсаной рыжей гривы. Мальчишка уткнулся ему в грудь и там сопел. Кроуфорд отвык от таких слишком интимных прикосновений и сейчас чувствовал себя смущенным. Но мальчику похоже нравилось. Ну это-то и логично. Рыжий совершенно не принимал в расчет, что у кого-то есть личное пространство и конфиденциальные мысли и эмоции.
Но сейчас, может быть, стоило на это закрыть глаза. Пусть пока будет так. Кроуфорд позволил разуму мальчика отдохнуть в тишине. Он будет учить его. Теперь это вполне возможно.
-----------------------------
Кроуфорд пролистал еще одно видение, как страницу книги. Он лежал на спине. Ему было лениво. Расслабленная улыбка блуждала на его губах.

- Поздравляю, Оракул. Ты разобрался с делом Красного Демона. - Дитрих рассмеялся. - Он теперь полностью стабилен.

 

Будущее, еще не в пределах досягаемости, но теперь ближе, чем было раньше. Гораздо ближе. Кроуфорд рассматривал потолок своей комнаты. В глазах горел азарт. Видение было более ощутимым и таким близким, что он почти мог чувствовать его. Почти. Еще чуть-чуть. Но он должен помнить, что это все-таки будущее, а не настоящее.
Кроуфорд закрыл глаза и заставил себя прекратить думать о видении. Лучше не слишком много уделять время этому. Полезнее чаще фокусироваться на настоящем. А то так и потеряться в линиях будущего просто. Тем более если желание слишком велико.
Он отодвинул мысли о своих видениях подальше, занимая голову планами на сейчас. Он вспомнил свои последние три встречи с мальчиком. Все они были однообразными, но приятными, потому что они оба, наконец-то, сдвинулись с мертвой точки. Спустя всего-то несколько дней Кроуфорду больше не нужно было опасаться нападений. А еще он с мальчиком заключил что-то вроде мирного договора. Тот еще не говорил вслух, хотя в документах этого тоже не было зафиксировано, но мысленно стал идти на контакт чаще и охотнее. Мальчик хотел знать все. Из чего сделана еда и далеко ли горы отсюда. Он задавал вопросы. Явный прогресс.
Это было... даже проще, чем Кроуфорд думал вначале.
Он посмотрел на книгу, лежащую на тумбочке рядом. С этого ракурса он мог разглядеть только корешок с позолоченными буквами на темной обложке. Теории об экстрасенсорной энергии. Конечно, Комаров был прав, некоторые разделы книги были явно устаревшими. Особенно это касалось информации про ясновидцев. Например, авторы считали, что провидцами могли быть только женщины. Но не смотря на ошибочность некоторых предположений основная идея их книги была достаточно интересна и прозрачна. У Барбы и Мэтисона имелся ответ.
Кроуфорд, наконец-то, подобрал недостающий фрагмент информации, с помощью которого смог уговорить мальчишку пойти на уступки. Телепат понимал разум Кроуфорда как некий определённый вид тишины. Молчание... Простор... Пустота... Так мальчик охарактеризовал его. Кроуфорд вспомнил упражнения по контролированию своего дара. Для достижения идеального состояния предвидения, ему пришлось натренировать свой разум молчать. Предвидение было тишиной. А телепатия шумом вокруг и внутри. Кроуфорд ясновидец. Он само молчание. Они просто превосходно совместимы. Кроуфорд теперь знал, что ему нужно делать. Он вышел из тумана незнания, в котором так долго плутал. Его план стал еще более идеальным.
Конечно не все было так гладко как хотелось бы. Телепат все еще не мог фокусировать свой дар сам. Никакие упражнения не помогали. Чем больше Кроуфорд давил, тем сильнее мальчик приходил в смятение. Он разваливался на куски, сворачивался в клубок, шептал что-то невнятное, пока Кроуфорд не заставлял его вновь сосредоточиться на тишине своего предвидения. Совершенно бесполезно.
Кроуфорд считал, что проблема была в лекарстве, которое давали мальчику. Этот препарат как-то подавлял дар, коверкал его. Кроуфорд еще не знал его точного действия, но основываясь на том, что сказал Дитрих, сделал два вывода. Первое, лекарство мешало как следует использовать дар и второе, притуплял мозговую деятельность. Считай, делало мальчика на какое-то время этаким дауном. Так что этот препарат был сейчас большой проблемой для Кроуфорда. Ему нужно избавиться от него.
Он мысленно поставил галочку, отмечая эту часть как следующий пункт в своем плане. Он был таким идиотом, что сразу не догадался, что делать. Он корил себя, что без Комарова и книги сам не справился. Ведь на деле все оказалось таким простым.
Комаров... Комаров был прав. Теперь то Кроуфорд знал это. У него действительно было все необходимое, чтобы помочь мальчишке. При этом в нем всегда вспыхивало чувство благодарности с каким-то униженным смущением. Комаров не просто помог, он спас его. Мужчина появился в самый последний момент. И если у него были все ответы все это время...
Эта мысль очень беспокоила Кроуфорд. Если у мужчины были ответы все это время, почему же он раньше не помог ему?
Какое-то странное чувство тревоги заставило подняться на ноги. Кроуфорд отошел от кровати к окну. Он рассматривал очертания гор и крыло телепатов, которое занимало большую часть открывшегося ему вида. Он вспомнил свой разговор с Комаровым.
Было ли это проверкой? Хотел ли Комаров посмотреть, как справляется с поставленной задачей сам Кроуфорд?
Кроуфорд нахмурился. Он снова посмотрел на тумбочку, где лежала книга. Но как бы он смог сам обо всем этом догадаться, если никогда не изучал телепатию, не знал, как она взаимодействует с другими способностями? Догадки были. Не такое уж это и революционное открытие, как полагали Барба и Мэтисон. И все же... Кто бы мог подумать, что предвидение и телепатия в какой-то мере были так похожи и совсем не являлись чем-то кардинально противоположным друг другу? Это совсем не было так очевидно. В большинстве статей, в которых поднималась подобная тематика, псионическая энергия телепатов рассматривалась с точки зрения паранормальных инстинктов, которые отличались от других видов энергии. Например, таких как кинетической силы Сильвии или же аудиального дара Шона.
А потом возникал большой вопрос. Эта книга не была включена в коллекцию библиотеки Розенкройц по понятным причинам. Слишком подробно в ней раскрывалось понятие дара телепатии. Он проверял. Даже каких-то отсылок в других статьях не было на эту книгу. Она была единственной в своем роде. Никаких копий или выдержек. И это волновало его еще сильнее. Итак, вставал вопрос. Кто еще кроме Комарова знал о книге?
Дитрих? Ответ казался очевидным. Конечно, он знал. Кроуфорд посмотрел на темный и зловещий двор крыла телепатов, перевел взгляд на само неказистое строение. Где-то там отдыхал Дитрих. И кучка идиотов, которые мечтали привлечь его внимание, конечно же, чтобы потом извлечь выгоду. Ебанаты. Кто ж в здравом уме...
Кроуфорд на мгновение отвлекся на эту мысль. Если он притворился бы таким же идиотом, что произошло бы? Действия Дитриха напоминали ему какую-то извращенную форму ухаживания. Стоило только вспомнить, что мужчина проделал с ним в последнюю их встречу. А если бы он уступил, начал восторженно смотреть на Дитриха, как и большинство этих придурков, раскусил бы его мужчина? Или он в действительности хотел именно этого от Кроуфорда?
Смог ли ясновидец с такой охотой притворяться и дать Дитриху то, что тот хотел?
Какое-то время Кроуфорд рассеянно наблюдал за сменой теней и солнечных бликов. На горизонте расцветало угасающее солнце. Ночь собиралась спуститься на каменный Розенкройц. Некоторые из его обитателей по-прежнему мельтешили внизу во дворах и между зданиями. Большинство из них были студентами, спешащими в свои общаги, беспокоящиеся, что до комендантского часа, могут не успеть. Кроуфорд не думал о них. Все его мысли были о телепате. Скорее даже о двух телепатах.
Хотел бы он знать, почему Красный Демон был так важен Дитриху. Что такого особенного было в этом рыжем тролле? Дитрих говорил, что у того чистый дар. Это все из-за него? Хотел ли Дитрих просто починить сломанный мозг мальчика? Или же тот был такой редкой зверушкой, что мужчина надеялся продать его по самой высокой цене? Возможно, ничего из того, о чем думал Кроуфорд не соответствовало действительности. Но что же будет с ним самим, когда он выполнит задание Дитриха?
Он постарался выкинуть эти мысли из головы. Он не позволит сомнениям подавить его решимость. Кроуфорд облокотился о стену возле подоконника и посмотрел на виднеющийся кусочек горы. Он сделает это. И будет свободен еще до конца учебного года.
-----------------------
Несмотря на моральную подготовку, репетиции перед зеркалом Кроуфорд обнаружил, что все равно замедлил шаг на подходе к кабинету Дитриха. Последняя встреча еще была свежа в памяти. Как растревоженная рана или надрыв, который снова начал кровоточить. Он не очень знал, что думать о произошедшем. Должен ли он притвориться, что ничего никогда не случалось? Он не был уверен в этом. А предвидение никогда не являлось такой уж точной штукой.
Он остановился перед дверью и поднял руку. Он ждал, что Дитрих коснется его разума, разрешая войти, но ничего не происходило. Кроуфорд задержал руку на мгновение, а потом все же постучал по деревянной поверхности костяшками пальцев.
«Входи.»
Он потянул дверь на себя. Ну что ж теперь все пути назад были отрезаны. Он резко открыл дверь и шагнул внутрь уверенно и собранно. Точно так, как и планировал. Так же, как в своем видении...
Он натолкнулся на ехидный взгляд Дитриха. Мужчина сидел за столом и улыбался. Его пальцы были переплетены на груди, а локти покоились на подлокотниках кресла. Он выглядел исключительно предвкушающим хорошее развлечение. Кроуфорд предположил, что мужчине не терпелось снова помучить его.
На этот раз он примет вызов. И не проиграет.
Кроуфорд решительно прошел дальше в кабинет. Он остановился около черного письменного стола и резко поклонился.
- Герр Дитрих, - сказал он почтительно, переходя сразу к делу. - Мне кажется, я добился прогресса.
Дитрих посмотрел на него через стол, приподнимая бровь.
- Даже так.
Его голос прозвучал незаинтересованно, но в глазах промелькнул азарт. Ему явно нравилась решительность Кроуфорда.
Сегодня весь разговор будет именно в таком ключе.
- Да, герр Дитрих, - продолжил Кроуфорд. - Я хотел бы попросить у Вас разрешение на отмену лекарства.
Повисло молчание. Дитрих без сомнения ожидал сначала отчета и только потом просьб, но это...
- На отмену? - мужчина наклонился вперед и уперся локтями в стол. - Ты просишь вернуть мальчишке полный контроль над его силой?
Кроуфорд невозмутимо кивнул.
- Да, герр Дитрих.
- Он разорвет тебя на куски, - констатировал Дитрих.
Кроуфорд выделил каждое произнесенное слово.
- Я так не считаю, герр Дитрих.
Он помнил, что мужчина разрешил ему делать все, что он считал нужным. Дитрих дал ему карт-бланш в самом начале. И сейчас он им воспользуется. Кроуфорд хорошо запомнил установленные правила игры. К тому же ясновидцы никогда не говорили чего-то, в чем не были уверены, чего-то, что не видели. И если Дитрих умел работать с пророками, то должен это знать.
Пауза затягивалась. Кроуфорд не был уверен к лучшему это или наоборот. Даже в самом продуманном и идеальном плане всегда есть место для небольших погрешностей. Конечно это маловероятно, но все же. Он ждал, внимательно следя за реакцией Дитриха. Мужчина одернул бы его если не доверял или уже разочаровался. Но если Кроуфорд не ошибся, если сможет отстоять свой план, доказать, что прогресс есть, тогда...
Дитрих впился в него взглядом и, наконец, произнес медленно и даже с каким-то сомнением.
- Ты понимаешь, что ему всегда давали лекарство. Он никогда не был... чистым. Без препарата может произойти все что угодно. Он не стабилен.
Дитрих колебался, но не отказывал напрямую.
- При всем моем уважении, герр Дитрих, - Кроуфорд слегка наклонил голову в почтительном жесте, пытаясь тем самым не нарваться уж слишком сильно, - разве не в этом как раз заключается моя задача? Помочь ему стабилизироваться без лекарств.
Дитрих скривился.
- Не умничай мне тут, - предупредил он. - Прошло всего несколько недель. И заметь, нормального результата я так и не увидел. Мы работали годами над мальчишкой. И конечно же...
- Извините, герр Дитрих, - прервал его Кроуфорд. - Но тогда у Вас не было меня.
Это был продуманный риск. Совершенно другой уровень в их взаимоотношениях. Кого-то это могло и напугать, все же последствия могли быть очень даже серьезные. Но Кроуфорд просек, что Дитриху нравились его дерзость и смелость. Он не хотел делать это так, но если он ничего не сказал бы, то потом сильно сожалел бы. Сейчас все зависело только от его выводов. Были ли они правильными? Если все так, как он думал, то Дитрих позволит продолжить.
Мужчина ничего не сказал. Сердце Кроуфорда застряло где-то в горле. Он был уверен, что все сделал правильно, но это никак не успокаивало. Кроуфорд всегда знал, когда риск оправдан. Сейчас его даже не смущали тошнотворно-страшные рассказы о тех, кто имел наглость перебивать Дитриха. На мгновение Кроуфорду показалось, что одна такая история могла бы и с ним приключиться, настолько глаза мужчины потемнели.
Дитрих медленно кивнул.
- Все же яйца у тебя есть, - прозвучало как комплимент. - Так скажи мне, Оракул, что ты такого сделал особенного, чего мы не смогли за пять лет работы над мальчишкой?
Кроуфорд должен был чувствовать облегчение или же самодовольство, но после всех этих недель безуспешной борьбы он научился чему-то вроде смирения и безразличия. Он едва верил в происходящее, едва осознавал услышанное. Дитрих принял его новый статус в их рабочих взаимоотношениях. Как будто повысили.
А самое главное, он оказался прав.
Кроуфорд тут же ответил. Ему дали шанс, возможность. Нельзя такое упускать.
- Мое присутствие стало необходимым, герр Дитрих. Оно дает ему спокойствие, - пояснил он. Мужчина не поймает его на лжи. Он очень тщательно подбирал слова. - Думаю, он не причинит мне вред, потому что не захочет лишиться своего убежища. Один раз попробовав он теперь сам будет учиться этой стабильности. Он не причинит мне вреда.
Дитрих склонил голову. На лице появилось странное выражение.
- Как оказывается все легко.
- Иногда самые эффективные методы по своей сути очень просты, герр Дитрих, - подвел итог Кроуфорд. - Но Вы и так в курсе.
В кабинете повисла пауза. Кроуфорд почувствовал, как спина тут же взмокла. Он просто озвучил факт. Но осознание этого не успокаивало Кроуфорда. Когда он смотрел в холодные глаза мужчины, то никак не мог прогнать страх, ворочающийся комком внизу живота. Он не понимал почему эти эмоции настолько сильны. Кроуфорд всегда считал, что с самоконтролем у него все в порядке. Возможно, это происходило с ним из-за того, что ему пришлось испытать по прихоти мужчины. Тогда у Дитриха тоже был такой же взгляд. Теперь против воли Кроуфорда воспоминания всплывали в самый неподходящий момент, вызывая столь бурную реакцию.
Дитрих приподнял недоуменно брови и прошептал.
- В самом деле?
Пальцы Кроуфорда едва заметно дрогнули. Закралось сомнение. Но он был так уверен. Уверен, черт дери! Он все просчитал. В самом начале Дитрих прямо сказал, что хотел бы его проверить, протестировать. Затем согласился на сотрудничество, обещая награду за исправленные мозги мальчишки. Мужчина прекрасно знал, что Кроуфорд из кожи вон вылезет, но завершит это дело. Его выбрали. Мозаика сходилась. Дитрих просто проверял его решимость. Как он там сказал... есть ли у Кроуфорда яйца и из чего они сделаны.
С уверенностью Кроуфорд посмотрел на мужчину. Он выкинул из головы все ненужные мысли и сфокусировался на Дитрихе.
- Да, герр Дитрих.
Телепат встал. Кроуфорд чуть не отшатнулся, но неимоверным усилием заставил себя остаться неподвижно на месте. Он уставился вперед, стараясь не смотреть на мужчину. Дитрих обогнул стол и подошел прямо к нему. Пульс частил, сердце, казалось, билось в горле. Но Кроуфорд не шевельнулся, продолжая твердо стоять на своих двоих. Стоять и ждать.
Дитрих смотрел ему прямо в глаза очень долго. Бесконечно. Кроуфорд снова начал сомневаться. А что, если он просчитался?
Но мужчина начал улыбаться.
- Просвети-ка меня.
Что ж взялся за гуж, не говори, что не дюж. Кроуфорд спокойно ответил.
- Теория Барбы-Мэтисона. Вы же с ней знакомы, - на секунду он замолчал, проверяя не хочет ли мужчина его прервать. Но нет, и Кроуфорд продолжил. - Они считали телепатию и предвидение самыми главными экстрасенсорными силами. Так же они определили и описали основные особенности этих двух способностей, - он старался не думать в этот момент о Комарове и их разговоре. - Авторы теории разделили такие понятия как хаос и порядок. Так, например, разум телепата хаотичен, не организован и рассеян. У ясновидцев - целенаправленный, упорядоченный, сосредоточенный. Если принимать эту теорию в расчет, то пророки являются лучшим вариантом для стабилизации телепатов, у которых трудности с контролем.
Дитрих все еще улыбался. Тот факт, что он ничего не стал отрицать, заставил Кроуфорда почувствовать приятный холодок. Он был прав. Прав!
- Если то, что ты рассказал мне о прогрессе правда, то эту теорию и правда стоит принимать в расчет, - сказал Дитрих. - Ты так не думаешь?
- Все возможно, герр Дитрих, - ответил Кроуфорд вежливо, осторожно, не отрицая и не подтверждая. - Барба и Мэтисон были телепатами. Они изучали умы. К сожалению, я пророк и не могу в полной мере оценить их теорию и ее обоснование.
Последние слова были целенаправленно сказаны, чтобы польстить Дитриху и его опыту. Неожиданно затылок пронзила боль, словно кто-то ножом процарапал.
«Не ври мне», - прошипел Дитрих. - «Ты тоже в это веришь.»
Вера отличалась от знания. Кроуфорд не хотел оставлять этот разговор так. Он быстро продолжил, поясняя. Последнее слово должно быть за ним.
- Простите, герр Дитрих. Я только хотел сказать, что не могу знать наверняка. Всего лишь догадываться.
Дитрих ехидно улыбнулся, но ничего не сказал.
Кроуфорд уверено и спокойно встретил взгляд мужчины. Он надеялся понять, чего хотел Дитрих, о чем думал. Он ждал хоть какого-то знака от него. И еще он ждал вопроса, о котором, он был уверен, Дитрих не мог бы не подумать. Откуда у Кроуфорда эта книга? Дитриху должно быть очень интересно. У Кроуфорда был готов ответ.
Но мужчина молчал, чего-то выжидая. Минуты тянулись бесконечно. Дитрих точно чего-то ждал. Чего?
Вопросов, которые крутились в голове Кроуфорда?
Где его предвидение, которое сейчас было так необходимо?
Шелковое прикосновение прошлось по его разуму.
«Ну и куда теперь подевались твои яйца, Оракул?»
Раз так.
- Герр Дитрих, могу я спросить... - мужчина молчал, разрешая говорить. Это подстегнуло решимость Кроуфорда. - Если Вы полагаете, что проблему мальчика можно было решить с помощью пророка, почему же не сделали это давным-давно?
Почему он не использовал Комарова? Тем более с учетом их отношений.
Дитрих прикрыл глаза, как будто размышлял стоит ли отвечать или нет. Он продолжал мучить Кроуфорда неизвестностью. Но все же через какое-то время бросил.
- Я должен был убедиться, что пророк подходящий.
Что ж, Кроуфорд это и так знал. Но подтверждение этого из уст Дитриха нервировало. Осталось выяснить почему был выбран именно он. В Розенкройц были сильные пророки. Почему он? И что из всего этого было спланировано мужчиной, а что просто случайность? Он посмотрел на Дитриха с ехидной улыбочкой, с азартом в глазах. И откуда мужчина узнал, что Кроуфорд подходящий пророк? Почему ждал его видения, а не просто приказал? Или ему просто нравилось заставлять нервничать Кроуфорда? Голова гудела от вопросов, как растревоженный улей. В итоге все свелось к одному. Дитрих телепат и смог бы выбрать нужного ясновидца только с помощью кого-то, кто сведущ в пророках.
- В яблочко, - мурлыкнул Дитрих. - Рекомендация от герра Комарова.
Кроуфорд сглотнул. Комаров. Комаров стоял за всем этим. Но исходила ли идея от Дитриха или все же Комаров был инициатором всего этого? Скорее всего последний. Ведь именно из-за него Кроуфорд так сильно продвинулся вперед. Во всех отношениях. Он не удивился, что наставник скрыл правду. Это была частая практика среди пророков. Крофорд подозревал, что Комаров считал, что, не зная всех правил в игре его предвидение улучшилось бы. Ему не следовало расстраиваться.
Почему-то эти оправдания не утешали.
Голос Дитриха выдернул в реальность, ввинтился в уши.
- До сих пор я вполне доволен твоими действиями.
Вопреки всему, что произошло между ними двумя, этот внезапный комплимент стал подтверждением, что в целом Кроуфорд справился неплохо, пришел к правильным выводам. Он поклонился.
- Спасибо, герр Дитрих.
- Всегда пожалуйста, - ответил самодовольно мужчина. - Именно по этой причине я удовлетворю твое требование относительно моего телепата. Можешь больше не использовать препарат, Оракул. Делай то, что считаешь лучшим. Однако... - Дитрих положил руку на плечо Кроуфорду. Это был первый раз, когда мужчина физически коснулся его. Контакт вызывал дрожь во всем теле. Он не мог ни думать и ни чувствовать. В мироощущении Кроуфорда все сузилось до мужчины и его прикосновения. Дитрих стал единственным для него.
«Тебе понадобятся щиты.»
Кроуфорд затаил дыхание. Он смотрел в глаза Дитриху, загипнотизированный, напуганный, взволнованный. Где-то внутри он бесился из-за того, что понятия не имел его ли это были эмоции, либо же Дитрих их вызвал своим даром, смешивая все и усиливая. В любом случае мужчина манипулировал им. Он уже показал, как легко мог проникнуть в разум Кроуфорда. Кто знал, что он там делал, какие триггеры мог понаставлять там? Дитрих мог сделать что угодно с полного благословения старейшин Эсцет. Он наслаждался их поддержкой и полным доверием.
Кроуфорд прекрасно понимал, почему все в Розенкройц дрожали от страха в присутствии главного куратора.
Поэтому единственный безопасный ответ сейчас был только один.
- Да, герр Дитрих, - прошептал он.
В любом случае, ему стало интересно какого это получить столь сомнительный подарок, как ментальные щиты самого сильного телепата в Розенкройц.
- Очень хорошо, Оракул, - Дитрих сжал плечо Кроуфорда. - А ну-ка открой свой разум для меня.
Кроуфорд помедлил. Он все еще пытался придумать как бы вежливо отказаться.
- Я не уверен, что знаю как, герр Дитрих...
- Просто успокойся, - пробормотал Дитрих, подходя ближе. Притираясь вплотную. Кроуфорду стало трудно дышать. - Вот так. Умница.
Он начал дрожать. Ближе. Еще. Слишком.
- Когда ты очнешься, все пройдет.
Кроуфорд в ужасе распахнул глаза.
- Очнусь..?
Улыбка Дитриха последнее, что он смог запомнить. Дальше темнота.


@темы: фанфики, перевод, Weiss Kreuz, Case of the Red Demon