Assi
Всякая душа есть маленькое тайное общество(с)
Этот разум
--------------
Потолок своей комнаты - первое, что увидел Кроуфорд. Как обычно. По утрам он всегда упирался взглядом в него. Это просто еще одно...
...необычное утро. Он даже не был уверен, что сейчас утро, пока не посмотрел на часы на тумбочке. Пару секунд Кроуфорд анализировал ситуацию.
Затем он сел. Простынь сползла, и Кроуфорд уставился на грудь и торс. На нем не было рубашки. Его продрало нехорошим предчувствием. Он приподнял одеяло. Так и есть. Полностью обнаженный. Почему он голый? В памяти тут же всплыла ехидная улыбка Дитриха. Кроуфорд уронил руку рядом с бедром и сжал в кулаке простынь. Какого черта с ним случилось?
Он помнил Дитриха. И его дар, окружающий со всех сторон. А дальше... Он закрыл глаза и попытался сконцентрироваться на обрывках воспоминаний. Что последнее он помнил точно? Первое пришедшее на ум - ухмылка. Кроуфорд растер лицо, а затем провел по волосам руками, зачесывая мешающую челку назад. Он повел плечами, пытаясь избавиться от неприятных ощущений, которые всколыхнула эта улыбочка.
Чувствовал ли он себя по-другому? Что-то изменилось? Он надавил на виски. Вообще-то физически он ощущал себя хорошо отдохнувшим. Кроуфорд пошевелился. Да. Отдохнувшим. Бодрым. Хоть прямо сейчас в бой. Словно неделю проспал. Но помимо этого... он нахмурился. Ничего. Вообще никакой разницы.
Это беспокоило. Разница должна быть. Он же должен был заметить? Да? Дитрих был в нём... Кроуфорд по любому должен чувствовать хоть что-то другое. Он выскользнул из-под одеяла и встал с кровати. Сжал пальцы. Он чувствовал себя чертовски хорошо. Странно.
Так же странно, как и его нагота. Почему он обнажен? Кроуфорд провел руками по шее, груди и ниже по бедрам. Никаких отметин или знаков, подсказывающих, что могло произойти на самом деле. Совсем ничего. Да, что было то? Он снова и снова прокручивал этот вопрос в голове все больше раздражаясь. Как так случилось, что он оказался голым? Никакого смысла. Еще одна сводящая с ума шуточка Дитриха? Что, по его мнению, это должно означать? Это он ему так ненавязчиво предлагал потрахаться что ли? Хотя Дитрих и без этого прекрасно знал, как можно побольнее унизить его. Ведь все личные эмоции Кроуфорда для мужчины служили лишь развлечением. Так что, возможно, это было всего лишь еще одним наказанием. Это уже больше походило на правду. Дитриху нравилось подталкивать его к черте, не переходя ее. Пока он еще не заходил слишком далеко. Но Кроуфорд чувствовал, что еще немного...
Может это он сам перешел какую-то черту с Дитрихом?
Но вроде он ничего такого не делал. Возможно, Дитрих просто хотел держать его в напряжении. Заставить нервничать. Но Кроуфорда этим не удивить. Обычная практика пророков. Ничего интересного.
Он потер затылок и шею, подошел к окну и оперся об оконную раму, рассматривая двор и массивное крыло телепатов.
Чертовы телепаты.
Мужчина был внутри него. Кроуфорд провел рукой по шее вниз к плечу и дальше вдоль груди. Он напомнил себе, что ничего особенного не произошло. Совсем ничего. Ведь это не первый раз, когда в нем кто-то побывал. Например, тот же самый мальчишка. Да и на протяжении всех этих лет в Розенкройц... А их он помнил даже слишком хорошо. За все годы и не пересчитать сколько других телепатов проверяли его мозги. Поэтому ничего такого в этом не было. Все как обычно.
Кроуфорд зажмурился.
Мелочь, пустяк.
Но эти убеждения не меняли того, что на самом деле чувствовал Кроуфорд. Поэтому он попробовал произнести вслух, что ничего страшного не случилось.
Голос был хриплым, и слова прозвучали неуверенно. В груди появился неприятный комок. Кроуфорд снова растер лицо. Ему нужно в душ. И конечно же не потому, что Дитрих испачкал и обесчестил его. Да это просто смешно. Ну только послушайте! Он не был наивной овечкой. И то, что Кроуфорд еще не тра... спал с девушкой на его невинность никак не влияло.
Что, черт побери, сделал с ним Дитрих? Кроуфорд потянул волосы, пытаясь тем самым хоть что-нибудь выудить полезное из своей головы. Например, видение. Точно. Надо бы попробовать использовать дар. Он опустил руки и всмотрелся в горизонт. В горы. Но... что насчет его способностей? Будет ли все работать как надо после вмешательства мужчины?
Да он в первую очередь должен был подумать об этом!
Кроуфорд вдохнул и выдохнул. Успокаиваясь он длинно и глубоко дышал. Вдох-выдох. Тишина внутри начала расширяться, обхватывая и его и все что находилось вокруг. Медленно, еще медленнее... Вот так... Он закрыл глаза, продолжая ровно дышать.
И тогда он понял, что изменилось. Молчание было не таким как обычно. Раньше оно было водной гладью, где отражались прошлое и будущее, пустым листом бумаги, куда можно было вписать все вероятности и возможности. Но сейчас... Кроуфорд нахмурился. Что-то мертвое поселилось внутри. Он чувствовал внутри отполированную металлическую стену. Его дар, который раньше был ясным и чистым теперь чувствовался размывчато, приглушенно и искаженно.
Встревоженный он открыл глаза. Плохо. Очень плохо. Если дар каким-то образом пострадал или был изменен, то Кроуфорд больше не жилец. Нет, нет, нет. Нет! Паника охватила его, живот скрутило от страха. Это все не правда! Просто он ошибся, не так все понял. Дитрих не стал бы портить его предвидение. Такое... такое не покроет ни одна заслуга перед старейшинами!
Кроуфорд перевел взгляд на крыло телепатов. Ярость затопила его. Будь его воля он бы разнес в пыль это здание со всеми его обитателями. Под чистую, чтобы ничего не напоминало, что когда-то тут что-то стояло. Просто нахрен бы разворотил это все!
- Твою же мать, - пробормотал он.
Чтобы не видеть ненавистное здание он опустил голову, уставившись в подоконник. Челка тут же упала на лоб, закрывая глаза, как черная вуаль. Ему просто надо успокоиться. На самом деле все в порядке. Он просто слишком остро прореагировал. Та металлическая стена была всего лишь щитом, который аккуратненько привинтили к его сознанию. Точно. Так и есть. А дар... Ему просто нужно еще раз попробовать.
Кроуфорд закрыл глаза. Потребовалось немного больше времени, чтобы успокоиться окончательно и сосредоточиться. В этот раз он не стал намеренно трогать твердую сталь новых щитов. Вместо этого он растворился в ощущениях, в абсолютной неподвижности и сосредоточился на центре. Там ничего не изменилось.
Ну, слава Богу. Он облегченно выдохнул. Тишина по-прежнему с ним. Она была в нем, просачивалась наружу, обхватывая все, что было вокруг него. Словно свет, пробивающийся из-за облаков. Он ощутил свой покой. Все было как прежде. Почти.
Немного по-другому. Сколько бы он ни пытался игнорировать эти щиты, но они вроде бы и ничего не поменяли и в то же время изменили все. На секунду из-за них Кроуфорду даже показалось, что он потерял свое ядро, свой центр.
К дьяволу! Он все равно выше всех здесь. Он, черт побери, лучший пророк в Розенкройц. Он должен быть лучшим, потому что Дитрих выбрал его. И потому что Комаров рекомендовал его. Что ж, он сможет справиться со всем этим дерьмом.
Наконец, он успокоился и начал анализировать ситуацию. Сейчас ему необходимо выяснить как будет работать дар со щитами. Будет ли эта металлическая стена блокировать видения? Или она просто ощущалась внутри, но никак не влияла на способности? Он больше склонялся ко второму. Просто ему не понравилось, что Дитрих шарился по его сознанию. Вот и все.
Кроуфорд очень хотел бы, чтобы все его страхи оказались беспочвенными.
Он снова посмотрел на крыло телепатов. Дитрих вряд ли захотел бы испортить его предвидение специально, а вот случайно. Но... Кроуфорд с трудом верил, что тот допустил бы такую оплошность. Нет. Мужчина был телепатом с высоким уровнем мастерства... Кроуфорд брезгливо поджал губы при этой мысли. Мастер-телепат. Мастер-мозгоеб. Вот, кто он. С него сталось бы нагадить в голове Кроуфорда. Это очень сильно беспокоило. Дитрих проверял на прочность так, словно Кроуфорду нет до этого дела. Или это все потому, что Комаров так хорошо отрекомендовал его? Скорее всего так и было.
Но как бы Кроуфорд не хотел обвинить во всех смертных грехах Дитриха, по сути мужчина не допустил бы столь элементарную ошибку.
Он прошелся взглядом по линям и углам здания, рассматривая каждую деталь этого сосредоточения зла. Что ему делать? В первую очередь прекратить паниковать. И пусть он лучше провалиться на этом самом месте, если поползет к Дитриху и будет просить убрать щиты из-за якобы сломанного дара. Он лучше себе ноги переломает. Кроуфорд не собирался смотреть как мужчина посмеется над ним. Нет. Он все выяснит сам. И может он не способен удивить Дитриха, ну, или тот просто очень хорошо притворялся не впечатлённым, но будь Кроуфорд проклят, если соберется признать поражение. Он выплывет из этого дерьма и найдет способ снова контролировать ситуацию. Чего бы это ему ни стоило.
Напоследок он еще раз испепелил взглядом крыло телепатов, а потом отвернулся. Ему надо было накинуть хоть что-нибудь на себя. Его одежда была аккуратно сложена на стуле. Черные ботинки начищены до блеска и поставлены под стул. Все было на своих местах, словно Кроуофорд сам раздевался вчера. Он потряс головой. Дитрих! Трахнутый мозгоеб! Он тщательно начал осматривать свою форму на предмет порчи или еще чего-нибудь. Но одежда оказалась в полном порядке. Абсолютно идеально чистая и выглаженная. Кроуфорд затолкал форму в корзину для грязного белья в углу. Он не собирался одевать эти шмотки, пока не убедится, что они действительно чистые. А лучше бы вообще избавится от них.
Кстати, говоря о чистоте... Он не собирался одеваться в принципе пока не вымоется. Кроуфорд вытащил полотенце из шкафа и направился к одной из двух дверей. Отдельная ванная в комнате считалась роскошью. В других общагах в основном были общие душевые. Но общежитие пророков обустроено по-другому. Здесь у каждого были свои личные душевые. Кроуфорду бы хотелось считать, что это потому, что ясновидцев чрезмерно уважали, но на самом деле причина была в другом. Обучающихся пророков всегда очень мало. Поэтому их размещали с удобствами, выделяя личные апартаменты с отдельной ванной. К тому же все комнаты находились достаточно далеко друг от друга, так, чтобы ученики лишний раз не сталкивались и не влияли на дар друг друга. Это был самый простой способ контролировать маленьких любознательных пророков - запихать их в разные углы и подальше друг от друга. Таким образом кураторы защищали их от чрезмерного псионического воздействия, и дар развивался хорошо, имея достаточно широкий диапазон возможностей.
Недостаток этой практики в том, что пророки, лишенные нормальных социальных контактов, часто теряли связь с реальностью и застревали в будущем. Дар предвидения всегда заполнял пустоту. И чем больше пространства вокруг было, тем сильнее дар сочился наружу, затопляя все вокруг, пока пророк не замечал, что он оказывается стал потрескавшейся фарфоровой статуэткой. Иногда Кроуфорд чувствовал, насколько он разломанный. Но все это было не важно. Он прекрасно научился склеивать все трещины.
Правда сейчас он очень хотел вытащить себя из своей тушки, почистить все как следует и запихнуть себя обратно. Кроуфорд открыл кран, сделал воду потеплее и шагнул под душ. Он закрыл глаза, слегка наклоняя голову и смачивая волосы. Сконцентрировался на ощущениях от воды. Представил, как капли падают сверху, омывая плечи и скатываясь дальше по спине вниз. Вода. Текучая, изменчива и мягкая.
Он расслабился и отпустил свое сознание. За пределы своей комнаты. И еще дальше от побеленных стен коридоров. Постепенно все физическое исчезло, он перестал замечать, как дышит. Кроуфорд провалился в бездонный вакуум времени, в момент тишины, когда секунда все длиться и длиться бесконечно долго. Там он стал единым с этой бездной, в которой мог увидеть все.
Но, конечно же, были изменения. В его небытие оказалось что-то постороннее. Инстинктивно Кроуфорд сразу же отстранился от этого, пытаясь оттолкнуть своей бездной, потому что оно было чужеродным здесь. Но ему все равно надо было как-то примирить свою тишину с этим чем-то новым. Он заставил свой разум не сопротивляться. И неожиданно заметил недвижимый отпечаток, штамп в пустоте. Эта метка немного давила, давая ощущение чего-то физического, земного. Еще он понял, что вместо холодной неотражающей поверхности, которая так разозлила его, оказалась устойчивая пластина, закрепленная к его разуму.
А ну-ка стоять. Кроуфорд покачал головой и вернулся в реальность. Да неужели? Не может такого быть, чтобы щиты Дитриха помогали его дару фокусироваться.
Но по факту работало именно так. Просто охуеть! Неужели это была награда за все его старания?!
Ему стало интересно, как эти щиты будут ощущаться другими телепатам? Закрывали ли они на глухо все или же что-то можно было считать? Ну, по крайней мере, Кроуфорд точно был уверен в безопасности своего разума от проникновений и взломов. Но... мог ли он без сомнений полагаться на щиты? Кроуфорд облизнул губы, прокручивая эту мысль в голове. Ему все еще с трудом верилось, что Дитрих действительно вознаградил его.
Он вспомнил Сильвию. У нее тоже были щиты. Она должна была знать, как они работали. Надо бы спросить ее, но Кроуфорд не думал, что это будет полезным. Он не доверял этой гадюке на слово. Шанс, что она доносила на него Дитриху был очень велик. К тому же складывалось впечатление, что Сильвия говорила ему только то, что мужчина велел. Нет, пока вариант с ней отпадает... Должно пройти еще много времени прежде чем он смог бы доверять ей. Да и то не во всем.
А если попробовать узнать что-нибудь у Комарова? Ведь именно он рекомендовал Кроуфорда на это задание. Если спросить про щиты, поделится ли мужчина чем-то полезным? Кроуфорд скривился от этой мысли. Скорее всего Дитрих и Комаров были заодно. И что они там понапланировали на счет него неизвестно. И книга эта. Уж точно не по доброте душевной Комаров отдал ее ему. Да его просто все это время водили за нос! Возможно, он мог оказался всего лишь жертвенным агнцем, которого в тихую привели на убой. Кинули на амбразуру. Во всяком случае, идти на попятный уже слишком поздно. Он чувствовал себя пешкой, костью в большой игре двух бульдогов.
Но... если Дитриха понять можно, то какая от этого всего выгода Комарову? Просто в голове не укладывалось. Он очень хотел верить, что наставник просто решил проверить его навыки и больше ничего.
В любом случае идти к Комарову тоже не вариант. Если это был тест, то Кроуфорд должен действовать без подсказок учителя, а если это не проверка... то тем более. Его все еще терзало смутное чувство беспокойства. При мысли обо всем том дерьме, в котором он по уши увяз, кишки скручивались узлом. Просто голова шла кругом от того насколько легко Комаров подсунул его Дитриху. Без намеков и предупреждений. И неважно, что Кроуфорд был расчетливой сволочью. Он все равно чувствовал себя преданным.
В итоге он решил действовать в одиночку. Как и всегда.
----------------------
Последнее время он начал ощущать себя иначе. То и дело внезапно осознавая, что почти вспомнил это чувство. А еще он никак не мог перестать думать о том, что чего-то хотел. Правда не знал чего. Единственное в чем он был точно уверен так это в часах, пролетавшие до этого в мгновение ока, теперь они тянулись очень долго.
Бесконечно.
Он начал понимать время. Оно больше не путалось у него в голове. Часы и минуты приобрели смысл. Он чувствовал их очень четко.
Секунды же стали настоящей пыткой.
Он постоянно ловил себя на том, что думал о Кроуфорде. Эти мысли намертво засели в почти забытых частях его разума, но они подталкивали его наверх со дна. Правда стабильность длилась недолго, потому что затем он снова погружался в безымянную круговерть внутри себя. Тогда он начинал бросаться на окно, пытаясь процарапать стекло, как будто это могло помочь. Он царапал до тех пор, пока не замечал свое отражение. В эти моменты он замирал как вкопанный, снова ощущая течение времени...
...течение секунд.
Ему стало интересно происходящее за стенами клетки. Теперь вместо того, чтобы сидеть в ней, постепенно погружаясь в хаос, ему захотелось немного изучить окружающее пространство. Но он пришел в ярость, когда обнаружил, что в здании никого и ничего интересного нет. Лишь пустота. В расстройстве он схватил стул и начал им бить по окну. Он не хотел видеть свое отражение там. Но стекло даже не треснуло. Зато стул просто в щепки.
Он хотел снова чертить линии, но это было бесполезно без магических слов Кроуфорда. В бессилие он кружил по своей клетке, не останавливаясь ни на секунду и желая непонятно чего.
Потом пришел Кроуфорд. Наконец-то. Он появился на краю сознания давно знакомым, напрочь обезоруживающим запахом. Что-то лопнуло внутри и подкинуло его к окну. Он бросился вперед, в отчаянии елозя по стеклу руками. Ему нужно было выйти отсюда, чтобы стать как можно ближе к Кроуфорду. Он знал, что тот рядом, но этого было недостаточно.
Он судорожно впитывал в себя его присутствие пока было возможно. Кроуфорд стоял так близко, что казалось достаточно высунуть кончик языка и облизнуться, чтобы почувствовать его вкус.
Но чем сильнее он тянулся к нему, тем яснее понимал, что что-то изменилось.
Было ощущение, словно он частично оглох. Не было больше слов. Только едва различимый шепот и бормотание. Кроуфорд определенно стал другим.
Ну хоть голос его остался таким же четким и напористым. Вопрос выплыл из ниоткуда.
«Ты меня слышишь?»
Он не ответил только потому, что был слишком занят анализом изменений.
Он видел его разум, его ядро. Видел как Кроуфорд подошел ближе к разделяющей их стене.... но... что-то было не так. Он нахмурился и отошел от окна, пятясь к столу. Все это сбивало с толку. Он не знал, хотел ли приблизиться к Кроуфорду или же наоборот спрятаться от него. Он уперся задницей в край стола, отклоняясь назад и присаживаясь. Затем тупо уставился на свое лицо в отражении. Оно было немного обеспокоенным, но почти адекватным. Разум же ощущался яснее, четче. Но все было другим. Не как обычно.
Кроуфорд вошел в комнату и остановился ровно в двух шагах от него. Но он не двинулся с места, даже не посмотрел в его сторону, не пойми чего ожидая. Пристальный взгляд переместился немного влево на отражение Кроуфорда. Он рассматривал его лицо с острыми и четко очерченными линиями. Темные волосы, большие овальные очки и серая форма. Все за что цеплялся взгляд не имело значения. Ведь главное, чтобы образ принадлежал конкретно этому разуму.
Этот разум.
Что не так? Почему сейчас начинка не соответствовала картинке перед ним?
«Герр Кроуфорд?» - позвал он.
- Да, - ответил Кроуфорд. - Я здесь.
Конечно здесь. Другой. Как бесконечное молчание в пустых коридорах, как отражение в миллионах зеркал. Инстинктивно он начал царапать твердую поверхность, мешающую четко чувствовать разум Кроуфорда. Но он понимал, что силой просто так ее не снести. Незнакомый, Кроуфорд все еще был тишиной, но теперь безликой, почти без вкуса и формы. Он чувствовал себя слепым котенком, тыкающимся во все углы, и не находящим хотя бы маленькой лазейки.
Кроуфорд подошел еще ближе, почти касаясь грудью его плеча. Мальчишка почувствовал исходящее тепло несмотря на расстояние и все слои одежды, разделяющие их. Он поежился из-за того, что ничего не слышал. Затем закрыл глаза. Мертвая тишина и твердая поверхность накрыла яркие огни Кроуфорда, закрывала от него этот маяк. Действительно никакого смысла. Он схватился за голову обеими руками и вспомнил ощущения Кроуфорда, когда тот смотрел на его волосы. Он помнил, как прикасался к этим рыжим волосам. Нет. Это Кроуфорд прикасался, не он. Не он.
Почти все что он знал было приобретено от других. Он присвоил их опыт себе, стерев все ненужное. Но с Кроуфордом вышло по-другому. Он не присваивал его ощущения себе. Вместо этого он записал их как воспоминания в своем разуме, отделив Кроуфорда от себя. Но теперь что-то случилось, а он не понимал что.
«Что ты?»
Он был уверен, вопрос прозвучал слабо и смазано из-за этих изменений.
Внезапно он понял, что не так. Он уже встречал подобную мертвую тишину. Ему было хорошо знакомо это безжизненное молчание.
«Он» был там. «Его» клеймо висело на твердой поверхности, которая спрятала разум Кроуфорда!
С шипением он начал отползать дальше по столу. Ах, вот оно что. Ему нестерпимо захотелось сбежать подальше от Кроуфорда. Тот быстро обогнул стол и встал лицом к нему. Мальчик тут же начал брыкаться, пытаясь отпихнуть его ногами. Но Кроуфорд схватил его за плечо и прижал к столу. Держал он железной хваткой. Мальчишка начал рычать. Неспособность высвободить свои руки всколыхнула волну гнева. Они оба повозились еще немного и, в конце концов, он смог ослабить захват и тут же вцепился в пиджак Кроуфорда. Мальчишка хотел разорвать на мелкие кусочки эту серую одежду и ясновидца заодно.
- Да прекрати ты, - сказал Кроуфорд. - Это не то, что ты думаешь.
Да конечно! Его предали, разочаровали. Голову затопили гнев, боль и ненависть. Но потом откуда-то из вне пришли мысли о необходимости, о вчерашнем вечере и о целом часе в отключке. Мальчик замер. Необходимость? Он медленно поднял глаза на Кроуфорда. Прежде чем получить желаемое, появлялась необходимость в каких-то действиях. Уж это он усвоил очень хорошо.
«Необходимость», - размыто и тревожно.
Нависший над ним Кроуфорд выглядел таким же беспокойным. Мальчик внимательно посмотрел на его сильно сжатые губы. Не послышалось ли? Сейчас он едва разбирал мысли Кроуфорда. Опять наступила тишина и ему стало страшно.
- Ну, вот. Спокойно. Ш-ш-ш, - шептал Кроуфорд.
Какие красивые и ничего не значащие слова. Зато у них были форма, ритм и спокойствие. Он мог нарисовать целый мир с ними на стекле.
«Что ты такое.»
Мысль внезапно оказалась не вопросительной, немного растерянной, напуганной и шипящей.
Кроуфорд еще крепче сжал руки, усиливая захват. Он говорил быстро. Предложения, сказанные полушепотом, громоздились друг на друга.
- Послушай меня. Это не то, что ты думаешь. Ну же, посмотри в меня! Здесь. Я все еще здесь.
Он слегка подергал пиджак Кроуфорда. Страх и беспокойство никуда не ушли. Зато он заметил кое-что интересное. Мертвая тишина звенела, привлекая к себе внимание. Он потянулся к звуку...
...и рухнул прямо в воспоминание.

- Я хотел бы попросить у Вас разрешение на отмену лекарства.
- На отмену?


Он с удивлением вытаращился на эту сцену. А увидев Дитриха, напряжено с шипение выдохнул. Мужчина же...

...наклонился вперед и уперся локтями в стол.
- Ты просишь вернуть мальчишке полный контроль над его силой?
Кроуфорд кивнул.
- Да, герр Дитрих.
- Он разорвет тебя на куски.
- Я так не считаю, герр Дитрих.


Мальчишка знал, что наверняка пялился в пустоту, пока был в воспоминаниях. Кроуфорд же умело прорисовывал все детали без лишних эмоций, давая посмотреть со стороны. Он почувствовал, как глаза широко распахнулись, потому что на лбу Кроуфорда выступил пот. Явно от усилий, которые тот прилагал, держа разум открытым несмотря на щиты. Он фокусировался на воспоминании, позволяя видеть теллепату все без утайки.

 

- Очень хорошо, Оракул, - Дитрих сжал плечо Кроуфорда. - А ну-ка открой свой разум для меня.
Кроуфорд медлил.
- Я не уверен, что знаю как, герр Дитрих...
- Просто успокойся, - пробормотал Дитрих.


Кроуфорд приоткрыл рот и выдохнул, обрывая воспоминание. Связь еще держалась пару секунд. Мальчик широко открыл рот в попытке что-то сказать, но с губ не сорвалось ни звука. Только дыхание. Осмысленное выражение постепенно возвращалось в его глаза. Пальцы все еще крепко сжимали отвороты воротника Кроуфорда. Мальчик длинно вздрогнул всем телом и окончательно утихомирился, но не расслабился. Просто стал убийственно спокойным.
«Ну и зачем?»
Он спросил так, словно ни к кому конкретному не обращался. Вопрос звучал безэмоционально и холодно, а вот тело напряглось, как натянутая тетива. Следующая мысль была более живая и целенаправленная.
«Почему позволил «ему» сделать это?»
- Потому что я был обязан, - прошептал Кроуфорд. Его взгляд блуждал по лицу мальчишки, надеясь, что до того дойдет. - Мне пришлось, понимаешь? Так захотел герр Дитрих. Я в его власти так же, как и ты. Ему показалось, что щиты необходимы мне. Я не мог перечить.
Мальчик замялся. Хорошо, что так. Если он колебался, значит обдумывал сказанное. Кроуфорд верил, что тот сможет понять его и ситуацию, в которой находился сам Кроуфорд.
- Я сделал это, чтобы тебе больше не кололи ту дрянь. Я заплатил за это сполна, - продолжил он дальше. Мальчишка и так уже знал все, но Кроуфорд решил еще раз озвучить это. Теперь то до него точно должно дойти. - Я обязан был позволить ему залезть в мои мозги, но взамен он обещал убрать от тебя эту наркоту.
Телепат прищурился. Кроуфорд тут же разочаровался. Похоже слово «наркота» не вызвало никакого отклика. Может, разум мальчишки не в состоянии обрабатывать следственно-логические связи? Мозг сломан и не подлежал ремонту...
«Зачем ты это сделал?»
Кроуфорд задумался, прежде чем ответить. Не потому, что колебался, просто он подыскивал слова, которые подействуют лучше.
- Без наркотика ты больше не будешь зависеть от меня.
Мальчишка разжал пальцы, отпуская измочаленную ткань пиджака и прижал ладони к груди Кроуфорда. Голубые осколки льда пронзили разум.
«Я?»
Телепат задумчиво молчал, будто пробовал на вкус предложение Кроуфорда.
«Мы? Вместе?»
- Да. Если будем действовать сообща, мы сможем уйти отсюда.
Свобода. Слово эхом прокатилось по сознанию мальчика. Точно. Они уже обсуждали это раньше. Он вспомнил горы. И торт. Было очень вкусно. Это тревожило и раздражало нервные окончания, потому что воспоминание было его личным.
И он вспомнил еще кое-что. То, что произошло в ту встречу. Тогда там тоже было «его» присутствие. Мальчишка зашипел ментально. Подозрения снова всколыхнулись в нем.
«Ты здесь для «него».»
- Нет. Я здесь для себя.
Для себя. Эта мысль вызвала отклик в мальчике. Для Кроуфорда. Он был здесь для него. Значение местоимений явно перепуталось, но мальчишка начал сокращать расстояние между обоими разумами. Мысли легко текли от одного к другому в желании стать одним целом. Но даже так, когда они были наедине вместе, между ними стоял третий лишний.
Телепат игнорировал «его» присутствие, заворачиваясь в правильную непонятную тишину Кроуфорда.
«Что ты?»
Мальчик хотел изучить все то, от чего раньше отмахивался. Понять, почему эта тишина настолько чужеродная и в то же время близкая ему заставляла чувствовать себя так хорошо. Этот вопрос всегда вызывал замешательство у Кроуфорда, но только не в этот раз.
Без колебания он ответил.
- Я будущее.
Будущее. Смысл слова ускользал от понимания мальчика. Для него единственное, что существовало когда-либо было в данный момент, только сейчас. Он рассматривал лицо Кроуфорда в попытке найти ответ, пока карие глаза полностью не захватили его внимание. Что-то темно золотое шептало изнутри, ложилось на губы Кроуфорда.
- Посмотри в меня.
Мальчик не знал, что такое будущее, но с какой-то одержимостью захотел воскресить в памяти значение этого слова. Он потянулся к Кроуфорду.
А затем внезапно его затянуло куда-то вперед. Куда-то туда, где его еще не существовало, хотя он и был там. Прямо там и прямо здесь. На свободе. Снаружи. Жадно он поднял лицо навстречу солнечным лучам. Да.
Да. Он хотел еще раз посмотреть на это.
Но картинка исчезла. Нет. Он хотел большего. Руки мальчишки взметнулись вверх и схватили Кроуфорда за голову. Тот не был ни расстроен, ни зол. Он был стеной, крепкой и непробиваемой. Мальчик снова потянулся вперед, но со всей силы ударился об нее. Но он хотел еще! Он запустил свои пальцы в темные волосы.
- Прекрати, - сказал Кроуфорд.
Но он не хотел останавливаться.
«Не могу», - начал оправдываться мальчишка.
Но Кроуфорд не повелся.
- Думаю, можешь, - но на всякий случай добавил. - Сфокусируйся.
Кроуфорд возвышался над ним скалой. Тишиной. Мальчишка никак не мог заставить его показать еще что-нибудь. Он слышал только одну мысль. Сфокусируйся. Сфокусируйся. Сфокусируйся.
Фокус.
Слово было бессмысленным. Он продолжал смотреть на золотые всполохи. Затем оскалился, потому что приказ расстраивал его. Он прорычал.
«Зачем?»
- Потому что я хочу, чтобы ты сделал это.
Тишина, острая, как нож, поддерживала приказ. Сфокусируйся. Сфокусируйся. Сфокусируйся.
Телепат оказался пойманным этим намерением. Острым как нож.
- Уже лучше, - пробормотал Кроуфорд. - Мы в одной лодке. Вместе, понимаешь? Мы оба хотим выбраться отсюда.
«Вместе», - повторил мальчишка.
Со словом пришла и память. У слова были форма и свой собственный запах. Он хотел попробовать его на вкус. Телепат облизал губы и приподнялся, прижимаясь к Кроуфорду грудью, наклоняя голову в бок.
Кроуфорд не совсем понимал, что телепат хотел сделать, но явно что-то не очень хорошее. Ему определенно нужно поддержать контроль, определяя границы и расстояние. Он усилил хватку на плече мальчика, прижимая того к столу и отстраняя от себя. Мальчишке это не понравилось. Внезапно, дар телепата зашипел, заискрился, как электричество в неисправной проводке, но Кроуфорд ничего не почувствовал только рябь по сознанию похожую на ветерок, проходящий через колокольчики. Он испытал неимоверное удовольствие при мысли, что щиты одного телепата защищают его от другого телепата. Просто прекрасно.
- Тебе лучше сосредоточиться, - проинструктировал Кроуфорд мальчика. - Фокусируйся на мне.
Два синих рентгеновских луча прошили его насквозь. Но никакого ответа.
- Ты понимаешь, что я тебе говорю? - потребовал ответа Кроуфорд. - Отвечай мне.
Мальчишка нахмурился. Ничего.
- Отвечай!
Тонкие пальцы крепче вцепились в темные волосы. Кажется, у кого-то закончилось терпение. Мальчик зашипел и неожиданно потянулся к шее Кроуфорда, пытаясь обхватить ее руками. Кроуфорд предвидел это движение. Он стукнул мальчика по ладоням, отталкивая цепкие пальцы от себя. Затем одной рукой схватил запястье, а второй уперся в ключицы мальчишки. Кроуфорд толкнул его, прижимая к столу. Он передвинул руку выше, удерживая телепата за горло на расстоянии вытянутой руки, не давая поднятья, зафиксировав в неудобном положении. Мальчик подавился криком, издав вместо него полузадушенный всхлип. Но если и боялся, то не показывал этого. Свободной рукой он попытался дотянуться до горла Кроуфорда. Мальчишка брыкался и извивался, но Кроуфорд был выше и сильнее, в более удобном положении.
Он предложил ему заткнуться и успокоиться.
Постепенно, телепат прекратил вырываться. Кроуфорд какое-то время слушал его дыхание. Ему показалось, что и мальчик тоже прислушивался. Но, возможно, он вслушивался не в дыхание Кроуфорд, а в его более-менее успокаивающийся разум.
- Отвечай мне, - снова потребовал Кроуфорд. На тот раз приказ прозвучал тише, почти шепотом. - Ты понимаешь, что должен сделать?
Ответ наконец пришел, как по испорченному радио, с потрескиванием и перерывами.
«Сфокусироваться, герр Кроуфорд.»
Возможно, мальчишка просто выудил этот ответ прямо из его головы, не задумываясь над значением. Но Кроуфорду было на это плевать. Главное, что прозвучал правильный ответ. В награду он слегка ослабил хватку на горле мальчишки, позволяя тому улечься на столе немного удобнее.
- Хорошо, - сказал Кроуфорд.
Глаза мальчика снова стали пустыми. Его лицо походило на абсолютно чистый лист бумаги...с ненаписанной на нем историей. Словами, которые так и не были произнесены. Кроуфорд посмотрел на губы мальчика. А что насчет этого рта? При нем телепат ни разу еще не заговорил вслух. Почему он не говорил? Может быть он не умел? В отчетах не было никакой информации по этому поводу. Никаких заметок о физических недостатках.
Как только он подумал об этом, лицо мальчишки пошло рябью и изменилось. Оно стало другим, но не в этой реальности, в будущем.

 

Голубые глаза искрились весельем. Рыжая длинная челка падала на лоб. Тонкие губы растянулись в хищной улыбке.
- Эй, Кроуфорд...


Кроуфорд вздрогнул, затем пару раз быстро моргнул, прогоняя видение. Эти глаза скоро в кошмарах ему начнут сниться.
- Говори вслух, - внезапно потребовал он.
Лицо телепата осталось пустым. Приказ явно не дошел до него.
- Открой рот, - сказал Кроуфорд. - Говори.
Очевидно мальчишка понял только первую часть приказа. Он приоткрыл рот и на этом все. Ни звука. Возможно, он не знал, что сказать. Или, может быть, он не понимал разницу между ментальным и живым общением. Кроуфорд рукой скользнул вверх по горлу к челюсти, аккуратно ощупывая, проверяя на повреждения. Но ничего не обнаружив, двинулся к губам. Пальцами он осторожно изучал их форму. Интересно, как мальчишка ощущал прикосновения. Кроуфорд знал, что у того были проблемы с отделением своих ощущений от чужих. Понимал ли телепат, что трогают его или же все ощущения для него были одни и те же, в независимости был ли он в своем теле или же в чужом разуме.
Возможно здесь крылось решение проблемы. Если он сможет заставить мальчишку осознанно пользоваться телом, может это поможет ему отделить себя от других. Может это станет спуском к осознанию своей собственной личности.
- Ну же, скажи что-нибудь, - начал уговаривать его Кроуфорд. - Скажи мое имя.
Мальчик потряс головой. Это не ответ. Он напомнил Кроуфорду мокрую псину, стряхивающую с себя воду. Рыжие волосы разметались, часть попала на лицо, закрывая глаза. Мальчик облизал верхнюю губу. Затем без предупреждения поддался вперед и с силой укусил пальцы Кроуфорда. Тот зашипел и залепил мальчишке пощечину в ответ. Телепат взвизгнул, когда его голова мотнулась по столу в сторону, а Кроуфорд тут же ощутил очередной бесполезный ментальный всплеск силы. Щиты выдержали. Вид извивающегося мальчишки в его хватке, такого беспомощного, усыпил бдительность Кроуфорда. Он начал чувствовать себя неуязвимым. Какая беспечность!
- Скажи мое имя, - рыкнул он. - Герр Кроуфорд. Говори.
Он сконцентрировался на приказе, посылая его, как стрелы в разум мальчика. Герр Кроуфорд. Герр Кроуфорд. Герр Кроуфорд. Говори. Говори. Говори.
Телепат со свистом втянул в себя воздух. Выражение лица изменилось. Наконец, губы растянулись, и мальчик хрипло зашипел.
- Герр Кроуфорд
Кроуфорд усмехнулся.
- Вот так, - сказал он, восторг прошил все его тело. - Скажи еще раз.
Телепат выглядел растерянным и озадаченным. Хотя улыбка на его губах и была точной копией ухмылки Кроуфорда, в глазах же начинало появляться что-то темное. С яростью он выплюнул.
- Герр Кроуфорд.
«А вот и личность проклюнулась», - решил Кроуфорд. Мальчишке явно не нравилось то, что происходило сейчас. Он зеркалил азарт Кроуфорда, но ненависть... Она была его собственной. Ну, если это то, что заставляло телепата хоть как-то шевелиться и проявлять себя, то... Кроуфорд медленно кивнул.
- Еще.
- Герр Кроуфорд, - повторил мальчик с шипением.
Кроуфорд улыбнулся. Однако, работало. Он зарылся пальцами в рыжие волосы, с силой наматывая пряди на кулак. С мурлыканьем, он продолжил.
- Еще.
- Герр Кроуфорд.
Мальчишка попытался отвернуться, избежать внимательных глаз Кроуфорда. Он все еще выглядел немного растерянным, но взгляд был сосредоточенным. Улыбка была неестественной. Но затем спустя пару мгновений копия ухмылки Кроуфорда сошла с лица мальчика. Губы растянулись в злобном оскале.
То, что надо. Теперь не только голос передавал личные эмоции мальчишки, но и выражение лица. Кроуфорд сильно дернул его за рыжие лохмы, причиняя боль. Телепат снова начал брыкаться в его руках.
- А теперь ответь-ка мне, - сказал Кроуфорд. - Чего ты хочешь?
В отличие от ожиданий Кроуфорда ответ пришел мысленно. Мальчишка небрежно кинул в него комок беспорядочных образов, как смятую бумажку. Кроуфорд едва смог хоть что-то понять. Ответ явно был послан с неохотой. Но все же он попытался разобраться в желаниях мальчишки. Они все относились только к сейчас и были не особо приятными.
Там не было ничего кроме сиюминутных «я хочу». Но что-то большее должно же быть.
- Что еще?
Беспорядочное ментальное шипение накрыло с головой. Больше никаких изображений.
- Нет! - Кроуфорд легонько встряхнул мальчишку. - Не позволю! Сфокусируйся. Посмотри в меня.
Телепат оскалился в ответ. Кроуфорд подумал о предвидении. Он вытолкнул на поверхность разума свой дар, чтобы почти потерянная связь с даром мальчишки снова немного окрепла. Кроуфорд посмотрел на гибкое тело, которое извивалось в его руках. А затем заставил себя сфокусироваться на образах будущего.
Постепенно, чертенок перестал сопротивляться. Его мышцы расслабились. Мальчик стал похож на марионетку с обрезанными веревками. Он лежал на столе, закрыв глаза и раскинув руки. Странно умиротворенный. Кроуфорд не позволял себе отвлекаться. Только будущее. И солнечный свет на их лицах.
- Чего ты хочешь?
- Выйти отсюда, - наконец прошептал мальчик.
- Хорошо, - кивнул Кроуфорд. - Мы выберемся отсюда. Вместе мы сможем сделать это.
Он посмотрел на Кроуфорда. Взгляд был подозрительным. На лице - сомнение. Кроуфорд разжал кулак, выпуская рыжие пряди. И тут же огладил все тело мальчишки. Он надавливал достаточно сильно, проводя рукой сверху вниз. Так, чтобы мальчик почувствовал прикосновение даже через слои одежды. Интересно, что тот не отстранился, наоборот, гибкое тело выгнулось, подставляясь под ласку. На лице телепата отразились смешанные чувства, но Кроуфорд знал, что все сделал правильно. Предвидение не подвело. Он выиграл в этот раз.
«Вместе», - неуверенно повторил телепат.
Кроуфорд кивнул.
- Говори вслух.
Слова снова сформировались в его сознании, но Кроуфорд покачал головой. Он подхватил рукой затылок мальчишки и потянул того на себя, заставляя приподняться и сеть на столе. Кроуфорд провел большим пальцем по его губам, давая понять этим прикосновением, что говорить нужно вслух, используя рот.
«Вместе, герр Кроуфорд», - прошептал про себя Кроуфорд. - Повтори это. Вслух.
Мальчик открыл рот и выдохнул. Он колебался и смотрел так, будто внутри него шла какая-то борьба. Разум Кроуфорда подталкивал и, наконец, губы мальчишки задвигались.
- Вместе, герр Кроуфорд.
Но в следующую секунду гнев исказил черты лица телепата. Он обхватил ногами бедра Кроуфорда, притягивая того к себе и вцепляясь руками в его голову. Рыча, мальчишка подался всем своим телом вперед.
- Вместе, герр Кроуфорд! - с радостной злостью воскликнул он и прижался лбом ко лбу Кроуфорда, выпуская дар на все катушку. Ощущение было такое, словно Кроуфорд дотронулся до оголенных проводов под напряжением.
Ударная волна со всей дури врезалась в щиты. Это столкновение он прочувствовал во всех подробностях. Ментальная атака была точно направленной, концентрированной и аккуратной. Кроуфорд задохнулся, словно его под дых ударили. Инстинктивно он попытался отшатнуться, но мальчишка ногами и руками держал крепко, не давая отстраниться. Он быстро перенес свой вес на Кроуфорда, повиснув на нем, как мартышка на пальме. Кроуфорд едва успел сориентироваться под внезапной тяжестью. Он оступился, сделал пару шагов назад, но все же подхватил мальчишку под задницу, пытаясь сохранить равновесие.
- Вместе! - чертенок издевался над ним. Смеялся. Его дар был повсюду, придавливая бетонной плитой. Кроуфорд чувствовал себя, как в ловушке, пойманным и обездвиженным.
- Блядь!
Так вот что имела ввиду Сильвия, делясь с ним своими подозрениями о силе мальчишки. Казалось, что еще немного и щиты Дитриха не выдержат. Страх тяжелой гирей упал в желудок Кроуфорда. Твердый, тяжелый и большой. Он пробирал до костей. Но Кроуфорд никогда не замирал испуганным кроликом. Страх всегда подстегивал его к действиям. Был топливом для решимости и сопротивления.
Внутри все взорвалось. Неуправляемым огнем прокатилось по телу. Гнев поглотил Кроуфорда. Он рыкнул, поудобнее перехватил мальчишку и с силой опрокинул на пол. Он начал душить его. Маленький уебистый пиздюк!! К черту терпение. Ослепительная, ничем несдерживаемая ярость клокотала в Кроуфорде к этим омерзительным существам, которые шарились по его мозгам, словно у него в голове был проходной двор. Довольно с него!
Мальчишка попытался схватить запястья душивших его рук. Кроуфорд предвидел это, поэтому на мгновение оторвался от шеи мальчика, чтобы зафиксировать мешающие руки. Одну он прижал к телу мальчишки коленом, вторую перехватил, с силой грохнул о пол, придавил своим весом. Теперь он сидел на телепате верхом, зафиксировав и обездвижив его. Мальчишка тут же пнул его в поясницу, но Кроуфорд вернул ответный удар залепив пощечину тыльной стороной руки и снова принялся душить его. Он переместился чуть выше, сдавливая коленями ребра, зажимая в тиски грудную клетку мальчика, выцеживая остатки воздуха из легких. Каждый хриплый булькающий вздох приносил ему неимоверное удовлетворение. Дар мальчишки беспорядочно с яростью бился о щиты. Снова и снова. Этот уебок у него попляшет! Даже если Кроуфорду придется лишить эту тварюшку сознания, зато урок будет усвоен.
По щекам мальчика потекли слезы. Бледное лицо исказилось от боли.
Вместо очередного судорожного вздоха мальчишка застонал. Затем его тело беспомощно дернулось в последний раз, и голубые глаза закатились. Лицо побледнело, а губы начали синеть, мальчишка весь как-то сразу обмяк.
Буря в голове Кроуфорда тут же успокоилась. Гнев как по щелчку выключился.
Вот так просто.
Разум прояснился. Кроуфорд убрал руки от шеи и посмотрел на неподвижное тело под собой. Бля. Он еще ни разу не терял контроль над собой до такой степени. Похоже на тот день, когда Комаров спас его, но сейчас было хуже. Некому его было остановить. Внезапно Кроуфорд осознал, что отношения между ним и мальчишкой изначально были построены на ненависти. А дар телепатии лишь раздувал искры гнева в них обоих. Это случилось тогда, это же случилось и сейчас. Очевидно, что щиты Дитриха не такие уж и непроницаемые. Не идеальные. Чертов тролль! С его чертовой кашей вместо мозгов!
Но сейчас не время анализировать. Мальчишка выглядел так, будто сдох.
- Ну, твою ж мать! - хрипло прошептал Кроуфорд.
Он приподнялся, раздвинул колени и перенес свой вес на них, стараясь не стискивать грудную клетку мальчишки, давая возможность нормально сделать вздох. Но, кажется, тот не дышал вовсе. Черт. Черт. Черт. Кроуфорд попробовал нащупать пульс, но его не было. Он перекинул ногу через неподвижное тело, усаживаясь рядом. Мальчишка не умрет на его руках! Только не так.
Кроуфорд рванул в стороны отвороты форменной рубашки мальчишки, оголяя грудь. Запрокинул его голову, подсунув под затылок одну руку, второй надавливая на лоб. Он зажал его нос, схватил за подбородок, открывая рот, сделал глубокий вдох и прижался ко рту мальчика губами, вдувая воздух. Затем Кроуфорд отстранился, положил руки на грудь и пять раз с силой надавил. Прислушался. Ничего. Блядь! Он начал по новой. Два раза вдул воздух, пять раз надавил на грудь. И по новой. Его потряхивало, спина взмокла.
Когда Кроуфорд в очередной раз прижался губами ко рту мальчишки, внезапно тот поднял руку и обхватил его за шею. Он выцедил всю порцию воздуха из легких Кроуфорда, но не разжал хватку, только сильнее вцепился и дернул на себя. Мальчишка заурчал и прикусил его нижнюю губу. Жив, но Кроуфорд понятия не имел, какого черта щёлкнуло в голове телепата, что он начал вытворять такое. Он начал выпрямляться, но мальчишка последовал за ним, ни на секунду не отрываясь от его губ пока они оба не оказались на коленях лицом к друг другу. Рыжий вцепился в форму Кроуфорда, сминая ткань пиджака в кулаках.
Кроуфорд хотел было оттолкнуть его. Но мальчишка был повсюду, телом и разумом. В следующий миг время исчезло и ничего не осталось кроме тысячи Таких Же Моментов.
Кусачие поцелуи. Руки, ласкающие обнаженные плечи. Тесно сплетенные тела. Они такие порочные, неистовые, вылизывающие каждый сантиметр кожи друг друга. Это было слишком.
Просто слишком.
Кроуфорд вынырнул из видений хватая воздух ртом. Смутно он понял, что пялился в широко открытые голубые глазища. Значит мальчишка тоже видел.
Они сидели в абсолютной тишине молча, уставившись друг на друга в шоке, парализованные увиденным. Между ними было достаточное расстояние, но ощущения, словно они все еще целовались, лаская друг друга.
Пиздец. Кроуфорд закрыл глаза. Нет. Нет. Нет. Боже, только не это. Да ад быстрее смерзнется чем он станет спать с... этим существом!
Инстинктивно Кроуфорд оттолкнул мальчишку. Тот оперся рукой о пол, чтобы не упасть на спину. Он не сводил с него взгляд.
- Вместе, герр Кроуфорд, - напомнил мальчишка.
Кроуфорд не ответил. Он все еще был в шоке. Возможно, видение - это результат мысленного посыла мальчишки. Только и всего. Но его поведение было больше похоже на звериное, нежели на человеческое. О каком осмысленном посыле вообще могла идти речь?! Кроуфорд даже не оглянулся, выбегая из клетки. Он с силой захлопнул дверь за собой, желая лишь одного. Сбежать подальше. Кроуфорд в три шага пересек комнату. И уже схватился за ручку двери, но что-то его остановило. Он сжал твердый металл так, что побледнели костяшки пальцев. Затем уперся лбом в холодную поверхность двери. Кроуфорд закрыл глаза, пытаясь выровнять дыхание. Стоп. Ну и какого черта он творит? От проблем он еще ни разу не сбегал. И сейчас не будет.
Ему даже не нужно было оборачиваться, он и так знал, что мальчишка прилип к окну и таращился на него своими синими зенками, не смотря на непроницаемое стекло. Он знал, что мальчик выжидал. Его присутствие висело над Кроуфордом дамокловым мечом. Еще чуть-чуть и он лишится головы. Телепат готов был разнести его мозги, и никакие щиты не помогли бы тут.
Кроуфорд заставил себя разжать руку, выпуская ручку двери. Медленно, палец за пальцем. Он обернулся. Волосы растрепались, и челка лезла в глаза. Стекла очков были заляпанными. Наверное, испачкались, где-то между искусственным дыханием и поцелуем. Его все еще бросало то в жар, то в холод.
Мальчишка по другую сторону стекла ждал, как неотвратимое будущее, которому Кроуфорд совершенно не был рад.
Одно радовало, это будущее он выбрал сам. Оно было его собственным. Он подошел ближе и остановился перед окном, сцепив руки в замок за спиной. Непреклонный и неподвижный. Он наблюдал за этой тварью. Понял ли мальчишка, что видел? Он влезал в разные сознания как взрослых, так и детей. Что он брал оттуда? Какие мысли? Соответствовало ли взятое подростковому разуму, какое и должно быть у мальчишки? Можно ли вообще говорить о каком-то возрасте по отношению к этому существу?
Он почувствовал, как мальчишка надавил даром на щиты. Для Кроуфорда приглушенно и мягко, словно невесомое постукивание веток по стеклу в дождливую погоду. Наверняка телепатия была, как буря, но он едва ощущал ее из-за плотно окружающего кокона щитов. Кроуфорд надеялся, что сейчас то его мысли должны принадлежать только ему.
Он начал обдумывать свое решение.
Мальчишка, выжидая ответ, пырился на него широко распахнутыми синими глазищами. Руки были прижаты к окну и влажные ладони оставили след на стекле. Возможно, мальчик вспомнил как Кроуфорд также прижимал руки к окну и сейчас воспроизводил его движения. Так странно не слышать разум телепата. Лишь отдаленные звуки грома.
Кроуфорд повернулся и подошел к двери клетки. Автоматически почти не думая ввел код, открыл дверь и шагнул внутрь. Мальчишка смотрел на него спокойным взглядом прирученного дикого животного. Кроуфорд толкнул дверь. Она закрылась с мягким звуком щелчка. Все. Дороги назад нет.
Мальчик ждал.
Кроуфорд подошел к нему и схватил за пиджак, сминая ткань на груди. Мальчишка не возражал. Хотя может и хотел, но Кроуфорд не позволил. Он подтянул его к себе, а потом с силой толкнул к окну, нависая. Кроуфорд притерся вплотную, упираясь одной рукой в стекло рядом с головой мальчишки. Другой в его грудь.
- Вместе, - пробормотал Кроуфорд.
Не слово, а какое-то прямо заклинание.
Мальчишка ответил улыбкой, подходящей больше Чеширскому Коту. Задрал к верху нос. Кроуфорд по-прежнему понятия не имел, действительно ли тот понимал смысл увиденного. Но то, что он собирался сделать сейчас точно расставит все точки над и.
Он наклонился к мальчишке. Между ними осталось не больше пары сантиметров.
- Концентрируйся на мне, - прошептал Кроуфорд.
Он притянул его за рубашку ближе к себе. А затем поцеловал.
«На этом».
Мальчишка приоткрыл рот, впуская Кроуфорда. И застыл так, словно к полу прирос. Даже его дар заткнулся. Кроуфорд сосредоточился на тишине и спокойствии, и на пустом пространстве, заполняющим его ядро.
Каждое движение было выверено и рассчитано. Кроуфорд обласкал губы мальчишки, языком заставляя их приоткрыться. Тот несмело ответил, дотронувшись кончиком языка. Этим движением он походил на змею, которая высовывала язык, чтобы слышать, чувствовать запахи и вкусы. Кроуфорд приглашающе приоткрыл рот, поощряя мальчишку. Вскоре тот начал действовать смелее.
Он был сосредоточен на Кроуфорде. И, безусловно, на поцелуе. Так же, как и сам ясновидец.
Дыхание перехватило, когда их языки встретились, сплелись, как и в тысячах других поцелуях в будущем. Кроуфорд знал. Мальчишка тоже все понял, потому что в следующее мгновение его дар ожил, взревел, поднимаясь стеной огня. Внезапно стало слишком всего. Будущее и настоящее встретились, образуя эпицентр псионической энергии.
Кроуфорд застонал и отшатнулся назад, пытаясь разорвать поцелуй. Мальчишка потянулся следом, очевидно, в желании продолжить.
- Хватит пока, - поспешно просипел Кроуфорд.
Он все еще держал мальчишку за форму, дрожащей рукой сминая в кулаке ткань рубашки. Кроуфорд отпихнул его к окну, заставляя остановиться. Намеренно создавая дистанцию между ними.
Хотя, пожалуй, в этом не было необходимости. Дар мальчишки больше не бился в щиты. Сейчас Кроуфорд ощущал телепатию по-другому. Она было словно зажженный факел, пламя которого не касалось его. Мальчик огладил грудь Кроуфорда руками, скользя вверх тонкими пальцами и, наконец, вцепился ему в плечи.
- Вместе, герр Кроуфорд, - с выдохом сказал мальчик. В каждом слове слышалась целенаправленная убежденность. Он говорил быстро, задыхаясь, едва слышно. - Мы будем вместе. Ты заберешь меня отсюда.
Кроуфорд провел рукой по волосам мальчишки.
- Отсюда вытащу. Это да, - сказал он.
Он запустил пальцы в рыжие лохмы, собирая горсть прядей в кулак. Ощущение того, как он тянет и сжимает их было жутко знакомым. Будто он проделывал это все свою жизнь.
Телепат втянул воздух с шипением, но в это раз от удовольствия. Его губы растянулись в плотоядном оскале.
Кроуфорд ответил ухмылкой.
- Мы уйдем отсюда вместе, - прошептал он.


@темы: фанфики, перевод, Weiss Kreuz, Case of the Red Demon