Assi
Всякая душа есть маленькое тайное общество(с)
Ты не предвидел это
--------------------------------------
Дверь резко распахнулась и сильно ударилась об стену. Но мужчина в кресле даже не вздрогнул. Он медленно моргнул. И это была единственная реакция. Он оторвал свой взгляд от книги и посмотрел на влетевшего в комнату, словно фурия Дитриха. Его взгляд примораживал намертво, а вот дар был раскаленным до бела железом, который он тут же ввинтил в череп Комарова. Дверь с шумом захлопнулась.
- Ты не видел этого! - зашипел Дитрих.
Комаров старался держать глаза открытыми и смотреть прямо на Дитриха. Он игнорировал ментальное наказание с легкостью истерзанного и изувеченного человека, которому новая порция боли совершенно была безразлична. Потому что ему постоянно было больно. Он уже привык. Комаров не двинулся в кресле, но книга выпала из ослабевших пальцев на колени.
- Что случилось? - проговорил Комаров нейтральным и бесстрастным тоном, словно ни вопрос и тем более ответ не интересовали его.
- Твой мальчишка натворил дел! Вот что случилось! - отрезал Дитрих. - Смотри!
Он обрушил на разум Комарова все, что произошло. Глаза того медленно закрылись, как только телепатический импульс прорезал разум, словно сноп острых длинных игл. Комаров не сопротивлялся болезненному проникновению и принял образы мгновенно. Как хорошо выдрессированная собака, привыкшая к боли. Комаров сидел не двигаясь. Дитрих дал ему пару минут на лучшее изучение ситуации.
- Их связь становиться все сильнее, - наконец сделал вывод Комаров.
- Ну конечно! - брезгливо взмахнул руками Дитрих, резко развернулся на пятках и начал ходить по комнате, как растревоженный зверь в клетке. - Сильнее! Да она поглотит их!
Комаров хранил молчание. В тишине комнаты раздавался лишь приглушенный мягким ковром стук каблуков ботинок Дитриха. Он все никак не мог остановиться и его гнев заполнял всю комнату. Прошло не меньше пяти минут, когда Комаров медленно открыл глаза и заговорил.
- Разве ты не должен быть счастлив, Адельберт? - тихо спросил он. - Разве не этого ты хотел?
Дитрих направил ледяной взгляд в его сторону.
- Не тогда, когда не контролирую процесс. Теперь я даже не могу вскрыть эту чертову связь, - прошипел он. - А ты знал это! И почему же не предупредил меня?
Комаров едва заметно дернулся.
- А ты почему не приготовился к этому? - вернул он в ответ. - Ты - телепат, Адельберт. Тебе не нужно ясновидение, чтобы знать, как работает телепатия.
Дитрих резко затормозил и повернулся. Его гнев разрезал разум Комарова. Было время, когда от этого Комарова трясло в конвульсиях. Сейчас же, его голова просто упала на спинку кресла, в то время как сознание всего лишь слегка покачнулось. Когда он пришел в себя, Дитрих уже нависал над ним, опираясь руками в спинку кресла по обе стороны от головы Комарова. Холодные глаза Дитриха рассматривали его лицо. Комаров встретил взгляд без колебаний. Он знал на что шел, начав спорить. Во всех возможных вариантах.
Тепло Дитриха чувствовалось так, будто он наклонялся ближе, хотя в действительности он даже не шелохнулся.
- Умно, Дмитрий, - прошептал он. - Но ты также знаешь, что я ожидаю от тебя. В твоих видениях есть пробелы, - он легко дотронулся пальцами груди Комарова. Жест нес в себе молчаливую угрозу. - Что ты скрыл от меня? - прошептал Дитрих, наклоняясь ниже, пока между ним и Комаровым не осталось лишь небольшое расстояние. - Ты же не пытаешься соврать мне, правда, Дмитрий? Ты же знаешь, как это расстраивает меня. Нас обоих.
Губы Комарова искривились. Во внезапно быстро наступивших сумерках это движение было почти незаметным.
- Ты требуешь невозможного, Адельберт, - тихо прорычал он. - Я показал тебе все, что у меня было. Ты знаешь это. И я предупреждал тебя, Оракул очень непредсказуем. Это делает его очень сильным.
- И опасным, - огрызнулся в ответ Дитрих. - Не разочарует ли он нас в итоге?
Разум Комарова в стальных тисках дара Дитриха был безвольным и бессильным. Его запавшие глаза - два темных провала на худом лице. Дитриху не нужен был ответ. Своим даром он изучал каждую мысль, каждый уголок сознания, проходил сквозь и поперек черной пропасти, которая была самим центром дара Комарова.
- Пф, - отстранился Дитрих. Его дар отбросил разум Комарова, как уже отработанный материал, как бесполезную сломанную вещь Он прошагал к окну, покачал головой. - Смотри не ошибись, Дмитрий, - протянул он. - Надеюсь ты сделал правильный выбор. Иначе я твоего мальчишку живьем выпотрошу.
Взгляд Комарова был пустым, устремленным куда-то вдаль. Он сидел в своем кресле, словно большая кукла, ждущая своего кукольника. Он ненавидел каждую минуту этого, но в ясновидцев с малолетства вбивали терпение. Поэтому он все еще сидел в своем кресле. Уставший и измотанный.
Прошло достаточно времени, когда голос Комарова наконец надорвал сухую тишину комнаты.
- Ты должен верить в Оракула, Адельберт.
- Так уж и должен, - Дитрих застыл у окна, словно орел, наблюдающий за своими угодьями. - Покажи мне еще раз.
Комаров устало закрыл глаза. Он не хотел делать это, но в тоне Дитриха был приказ.
- Держи, - прошептал Комаров. Единственное, что радовало его в подобных ситуациях, он сам мог выбирать, что показывать сначала, а что потом.
Дитрих все еще вглядывался в темноту за окном. Он стоял не шевелясь, его дар отдыхал в мыслях и видениях Комарова. Дитрих так и не спросил хотел ли отдохнуть измученный мужчина в кресле.
------------------------------------
Когда Кроуфорд почувствовал, что не может пошевелиться, то даже не пытался бороться. Мальчик повис на нем, обхватывая руками и ногами, как осьминог, обвязывая запястья Кроуфорда рукавами смирительной рубашки. Кроуфорд молчал, давая себе время, чтобы привести моысли в порядок и избавиться от страха. Все было нормально. Он не застрял тут. Он все еще оставался хозяином положения. Ну, по крайней мере, он верил в это.
- Я не могу остаться здесь, - начал он мягко.
- Я не хочу, чтобы ты уходил, - упрямо ответил мальчик. Кроуфорд был удивлен насколько теплым тот оказался, учитывая то, что здесь все было нереально. Мальчик продолжил. - Ты сказал, что не сделаешь ничего, что я не захочу.
- Да, - проговорил Кроуфорд медленно. - Я буду уважать тебя. Но только если ты в ответ будешь уважать меня. Это значит, что ты не можешь делать то, что не хочу я. А я не хочу, чтобы ты удерживал меня здесь.
Мальчик убрал руки, сполз с Кроуфорда и уселся на пол. Его глаза были как лед. Такие же холодные и прозрачно голубые.
- Я. Не хочу. Чтобы. Ты. Уходил, - повторил он, выделяя каждое слово, как будто так его ответ звучал более весомо.
Кроуфорд припечатал мальчишку долгим тяжелым взглядом.
- Я не хочу оставаться.
Глаза мальчика сузились. Верхняя губа поползла вверх. Он словно собака, готовая зарычать, показывал свои клыки врагу. Кроуфорд напрягся, готовясь к нападению.
Которого не последовало.
Так же внезапно, как появился намек на гнев, он пропал, сменившись на приторно сладкую улыбочку. А вот это уже тревожило немного больше.
- О да! Ты останешься, - промурлыкал мальчик.
В одно мгновение все вокруг изменилось. Кроуфорд теперь сидел на скальном выступе. Его ноги свисали вниз. Мальчишка обнаружился рядом. Он счастливо улыбался и глядел на открывшийся перед ними вид на небольшой городок. Кроуфорд сразу узнал этот пейзаж. Это были не горы вокруг Розенкройц. Нет. Это место... это место было из его детства.
Кроуфорд тяжело сглотнул, рассматривая поднимающиеся и опускающиеся склоны, вглядываясь в горные вершины, основания которых были покрыты лесом. Все это такое завораживающее, волшебное, а еще очень болезненное, потому что то, на что он смотрел было ничем иным как воплощением стремлений всей его сущности.
- Прекрати, - прошептал Кроуфорд. Но так и не смог отвести взгляд от обветшалой хижины на берегу небольшой речушки. Он узнал ее.
- Ты хочешь остаться, - сказал мальчик. - Мы будем вместе здесь.
Кроуфорду стало по-настоящему страшно, из-за реальности происходившего. Он почувствовал, как одежда исчезла. Даже не посмотрев на себя, он и так понял, что проекция изменилась. Теперь он был ребенком. Но это не имело никакого значения. Кроуфорду казалось, что одной ногой он был в раю, а другой в старой жизни, которой никогда и не существовало по-настоящему.
- Прекрати, - снова повторил он. Но в приказе не было достаточно убежденности.
- Ты хочешь остаться здесь, - сказал мальчишка с удовольствием, болтая ногами над пропастью.
На мгновение Кроуфорд почувствовал, как его раздирают противоречивые эмоции. Слова мальчика звучали слишком уверено, заставляя усомниться Кроуфорда в своих собственных мыслях. Неужели тот выловил что-то из его подсознания? Какие-то скрытые желания? Это правда, что Кроуфорд не прыгает от радости до потолка от пребывания в Розенкройц. И правда то, что это учебное заведение превратилось в некое подобие тюрьмы, из которой он всеми силами хотел сбежать. Но это не значит, что он останется здесь, в ловушке из иллюзий мальчишки. Ведь так? Так? Должно быть так.
Он с жадностью смотрел на лес и извилистую речушку. На горы.
Может быть...
Кроуфорд одернул себя, когда понял, к чему сворачивают его мысли. Его медленно подводили к этому решению.
Мальчишка игрался с мозгами, пытаясь использовать воспоминания Кроуфорда, чтобы внушить свои собственные желания. Точно так же, как и Дитрих в тот отвратительный день в своем кабинете. Правда в отличие от мальчишки Дитрих работал тоньше, искуснее. Тогда Кроуфорд вообще пропустил момент манипуляции с его разумом. Кроуфрд сузил глаза. Он по-прежнему не мог двигать ни руками, ни ногами. Он повернул голову в сторону мальчика и тяжело посмотрел на него.
- Прекрати. Это не прокатит. Я все равно не хочу оставаться тут.
На этот раз его слова прозвучали уверенно и главное приказным тоном. Каким бы ни был контроль, использованный мальчишкой, но все исчезло. Проекция Кроуфорда снова стала взрослой.
Сначала мальчишка уставился на него в шоке. Потом шок перерос в возмущение, а возмущение в гнев. Мальчик зашипел, как рассерженный кошак, вскочил на корточки, и обстановка снова изменилась. Теперь они были в странном и совершенно пустом пространстве, под их ногами был лишь бесконечный металлический пол, на котором они сидели. Рыжие волосы мальчишки на концах искрились и между прядями вспыхивали язычки пламени. Они становились все сильнее, пока огонь наконец-то не разгорелся в полную мощь. Он превратил волосы мальчика в рыжее потрескивающее пламя. В темноте его свечение отбрасывало причудливые блики на Кроуфорда. Лицо мальчика тоже изменилось. Появился просто нечеловеческий оскал. Теперь он больше походил на какое-то существо нежели на человека.
Он был демоном.
- Прекрати...это! - с трудом выговорил Кроуфорд. Приказ вышел слабым из-за ужаса, который нахлынул на Кроуфорда.
Одежда на демоне занялась огнем и быстро истлела. Он оказался обнаженным. Молочная кожа и огненные волосы слепили глаза. Демон бросился вперед, прижил свои когтистые руки к груди Кроуфорда и со всей силы толкнул его на пол.
- Ты хочешь остаться! - прошипел демон, скалясь.
Кроуфорду становилось все труднее ощущать что-либо кроме давящей сущности мальчика. Он оказался в ловушке из рычащих звуков, которые проходили через него. Мальчишка шипел, цедя слова сквозь зубы.
- Ты хочешь остаться! Ты хочешь остаться!
Под яростным натиском Кроуфорд боролся за контроль своих собственных реакций. Но давление было слишком сильным, а ему необходимо было защитить себя. Он попытался отползти, скрыться, найти щиты, которые должны быть где-то там внутри. Внезапно он понял, что это всего лишь иллюзия, а значит он сам тоже мог спроецировать что-нибудь, например, щиты. Он как раз лежал придавленный силой мальчишки к плоской поверхности. За ней было пустое место, где тот не достанет его. Кроуфорд осознал, что эта поверхность была щитами Дитриха, защищающие его центр. Он сосредоточился на этом, закрыв глаза. Ему было необходимо отразить нападение мальчика. Кроуфорд представил ровную, гладкую поверхность, с которой он сливается, становясь ее частью. Он представил себя зеркалом, от которого отскакивают атаки мальчишки.
- Нет! - взвыл тот, пытаясь вцепиться в Кроуфорда.
Но все было тщетно. Мальчишка завизжал и рывком поддался вниз, словно разъяренная гарпия, пикирующая вниз на жертву. Когти лязгнули о щиты на груди Кроуфорда. А сноп искр ослепил. Щиты напоминали прозрачную пленку, обернувшую Кроуфорда. Мальчишке не под силу пройти через это силовое поле.
Кроуфорд открыл глаза и посмотрел на оцепеневшего мальчика. Он все еще ощущал, как дар того бьется о щиты. Снова и снова. Весь страх рассеялся. Ведь щиты Дитриха обезопасили Кроуфорда. Хотя ему было немного некомфортно. Под щитом он оказался словно глухим.
- Прекрати сейчас же! - сказал Кроуфорд, не зная услышит ли его мальчик.
Кажется, все же услышал. Во всяком случае мальчишка повиновался. Еще раз со всей дури ударил по щитам и остановился, упираясь руками в грудь Кроуфорда. Затем уселся на его бедра, тяжело дыша. Огонь потух, словно свечку задули. Гул исчез. Стало очень тихо. Бешенная пляска теней улеглась.
В следующее мгновение они снова оказались в белой комнате, обитой мягкой тканью.
Кроуфорд посмотрел на мальчика. Глаза того были широко открытыми и влажными. Он видел в них утихающую бурю. Слезы потекли по щекам мальчишки, блестели в свете яркой лампы. Кроуфорд понял, что смотрел в лицо отчаяния. Применение силы было последней надеждой мальчика.
Кроуфорд приподнялся на локте, потихоньку выпрямился и сел. Мальчик позволил сделать ему это, но сам не отполз, а продолжил все так же сидеть на бедрах Кроуфорда. Они были очень близко друг к другу и разделяло их только силовое поле, окутавшее Кроуфорда. Мальчишка так и не убрал свои теперь обычные маленькие ладони с его груди. Он выглядел как потерявшийся маленький мальчик. Возможно Кроуфорд бы и испытал к нему сочувствие и жалость, если бы не знал, что за этой миленькой внешностью скрывается сущий дьявол.
Еще... он напомнил ему другого такого же потерявшегося мальчика много лет тому назад. Кроуфорд поднял руку и медленно погладил мальчишку по волосам. Тот даже не моргнул. Глаза мальчика стали терять всякое живое выражение, взгляд устремился куда-то в пространство. Кроуфорд мягко дотронулся до виска мальчика. Тот поежился, но больше никак не отреагировал. Через секунду пальцы Кроуфорда погрузились внутрь, как будто он опустил их в воду. Это было настолько странным, что он с трудом воспринимал происходящее.
Он почувствовал, как энергия мальчишки откликнулась на прикосновение. Проекция мальчика пошла рябью. Кроуфорд вспомнил слова своего наставника, что возможно телепаты и ясновидцы не были такими уж разными. Под его руками дар мальчика был похож на бурю, готовую пролиться дождями и пройтись смертоносными ураганами. Стоило лишь протянуть руку, чтобы направить.
- Ты хочешь, чтобы я остался, потому что тебе становится лучше рядом со мной, - прошептал Кроуфорд. - Я знаю, что ты чувствуешь. Вся эта сила... я чувствую, что она хочет вырваться, разодрать тебя на кусочки. Со мной было также. Когда-то давно. Я покажу.
Мальчик сильнее прижался к груди Кроуфорда. Движение не несло угрозы, поэтому Кроуфорд ничего не сказал. Мальчик закрыл глаза.
- Ты другой, герр Кроуфорд, - с отчаянием прошептал он.
- И да. И нет. Ты можешь научиться быть мной, научиться контролю.
- Нет. Ты не мешаешь.
Ну, вот опять. У Кроуфорда была теория о том, что это могло бы значить. Очевидно, мальчик не имел в виду, что Кроуфорд не оставлял никаких воспоминаний и мыслей в его разуме. Но он был тем, кто спасал мальчика от разбушевавшегося дара телепатии. Кроуфорд только надеялся, что за этим скрывалось больше. Он надеялся, что возможно именно с ним мальчик начинал чувствовать себя... самим собой.
- Ты имеешь ввиду, что мое присутствие не мешает твоим собственным мыслям и чувствам, - осторожно проговорил Кроуфорд. - Так?
Мальчик уставился на Кроуфорда. Некоторое время он смотрел очень сосредоточенно. А затем взгляд изменился, став удивленным. Неужели мальчишка никогда не задумывался об этом? Скорее всего нет. То, как вертятся шестеренки в этой рыжей башке оставалось для Кроуфорда загадкой. В конце концов удивление сменилось на замешательство.
- Моим собственным, - прошептал мальчик так словно это словосочетание он впервые услышал.
- Да, твоим. Здесь все твое, - Кроуфорд развел руки, указывая на обстановку. - Это же твои воспоминания, не так ли? Ты ведь уже был в комнате похожую на эту. И эта смирительная рубашка. Они говорили, что это помогает тебе. Помнишь?
Мальчишка зло сузил глаза.
- Это совсем не помогает мне, - прошипел он.
- Ты прав, - подтвердил Кроуфорд. - И все же это ты и твое воспоминание. И чувство, что тебе лучше со мной твое собственное. Это ведь ты хочешь, чтобы я остался. Это точно не мое желание. Оно твое.
Мальчик задумался на какое-то время. Кроуфорд мог только гадать о том, какие мысли сейчас бродили в голове мальчика. Иногда тот осмысленно употреблял местоимения «я», «ты», «он», разделяя мысли. Но иногда Кроуфорду казалось, что мальчишка вовсе не понимает значения этих слов.
- Я не хочу, чтобы ты уходил, герр Кроуфорд, - внезапно выпалил мальчик. Он погладил грудь Кроуфорда. - Я не хочу, чтобы ты вообще когда-нибудь ушел от меня. Ты обещал, что не сделаешь того, что не захочу я. Так вот я не хочу именно этого.
Просто какой-то замкнутый круг. По крайней мере мальчик говорил так, будто уловил смысл сказанного Кроуфордом.
Кроуфорд провел рукой от виска мальчика дальше, зарываясь пальцами в рыжие волосы. В воспоминаниях мальчишки Дитрих тоже так делал. Но с Кроуфордом все было иначе. Мальчика не тревожила связь между их энергиями. Она его даже немного успокаивала. А это могло значить только одно. Между ними образовалось что-то, что очень сильно напоминало доверие.
- Ты хочешь, чтобы я остался здесь, потому что так ты чувствуешь себя в безопасности, - сказал Кроуфорд. - Но тебе не обязательно находиться тут. Мы не должны оставаться здесь.
Мальчика явно не убедили слова Кроуфорда.
- И что ты предлагаешь? - спросил он с сомнением.
- Я научу тебя, - сказал Кроуфорд. - Как и обещал. Я научу тебя контролировать это. Тогда ты сможешь быть собой даже тогда, когда меня не будет рядом.
Мальчик с подозрением взглянул на Кроуфорда.
- Ты сказал, что мы будем вместе.
Кроуфорд решил не задумываться о том, почему мальчик так сильно хотел остаться с ним, несмотря на то, что Кроуфорд показал ему выход из сложившейся ситуации. Показал ему, что он сможет ни от кого не зависеть и быть самим собой. В любом случае пока это не важно. Возможно мальчику просто нужно немного больше времени, чтобы осознать все плюсы предложения Кроуфорда.
- Да, - терпеливо начал Кроуфорд. - Но я не смогу быть все время с тобой.
- Сможешь, - снова заупрямился мальчишка. - Если останешься здесь.
Кроуфорд покачал головой.
- Нет. Это невозможно. Наши реальные тела, в конечном счете не смогут функционировать, и мы умрем. Ты понимаешь, что это значит? Мы перестанем существовать. Ты действительно хочешь этого?
Глаза мальчика сузились. Кроуфорд понял, что понятия не имеет понимает ли тот, что значит смерть. Возможно он вытащил понятие о смерти у кого-нибудь из головы, как делал всегда. Но вопрос в том, как мальчик понимал и воспринимал это понятие. Испытывал ли он такие чувства, как горе и утрата. Страх. Значило ли это что-то для него? И если даже он все понимал, сталкивался ли он со смертью? Какого это было для него видеть, как кто-то умирал? Слушал ли он умирающего? Было ли это похоже на собственную смерть? И... Кроуфорд вспомнил, как он сам чуть не убил мальчишку. Тот легко отделался. Интересно, что мальчик испытал тогда. Понял ли он, что чуть не распрощался с жизнью?
Что ж какими ни были бы ответы, Кроуфорд никогда не узнает их. Мальчишка опустил глаза, так ничего не сказав.
Кроуфорд продолжал гладить мальчика по голове. Словно успокаивал домашнего питомца. Это мысль позабавила его. Ручной питомец-телепат...
- Я не хочу умирать, - прошептал мягко Кроуфорд и положил руку на плечо мальчика. Он поддерживал того точно также как поддерживали самого Кроуфорда много лет тому назад. И неважно что роли поменялись и в его руках оказался мальчишка с другим даром. По сути все было точно также. Комаров был прав. Они похожи. Кроуфорд промурлыкал.
- Верь мне. Я научу тебя. Я приведу тебя в порядок. И тогда я заберу тебя отсюда, как и говорил. Обещаю.
В ответ тишина. И Кроуфорд дал ему время подумать. Мальчик закрыл глаза и потихоньку придвинулся ближе, пока его голова не оказалась на плече у Кроуфорда. Тот в свою очередь бережно обхватил плечи мальчика и подтащил его к себе поближе. Кроуфорд опустил щиты. И мальчишка рухнул в объятия Кроуфорда, обнимая в ответ так крепко, как только могло его худенькое тельце.
Кроуфорд понял, что тело, которое он держал в руках, изменилось. Оно стало крупнее и не таким хрупким. Он посмотрел вниз. Мальчишка все еще был обнаженным, но уже не выглядел ребенком. Теперь он был как обычный подросток. Хотя и остался таким же худеньким. Возможно даже слишком, потому что под руками Кроуфорд чувствовал выступающие позвонки и ребра.
- Почему ты хочешь мне помочь? - прошептал он. - Тебе ведь все равно на меня.
Это было правдой и лгать бессмысленно. Мальчишка знал, когда ему врут. К тому же Кроуфорд считал, что правда сейчас намного выгоднее лжи.
- Я уже говорил, что хочу выбраться отсюда. Если будем работать заодно, мы оба сможем выйти. Если я смогу помочь тебе, мне позволят покинуть это место.
- Почему? - проговорил мальчик напряженно и с подозрением. - Почему тебе выдвинули именно это условие? Зачем тебе нужно помочь именно мне?
Кроуфорд ответил спокойно, не задумавшись ни на секунду.
- Потому что герр Дитрих хочет этого.
Услышав это имя, мальчик задрожал. Затем сделал несколько взволнованных глубоких вдоха, прежде чем начал говорить. Голос у него был хриплым.
- Зачем? Зачем «ему» это надо? Чего «он» хочет?
Это был хороший вопрос, но Кроуфорд мог только гадать об истинных намерениях Дитриха. Возможно все было до банального просто, и Дитрих как один из главных руководителей был заинтересован в выращивании паранормов с наилучшими способностями. А может все было гораздо сложнее. И на практике, как уже успел выучить Кроуфорд, правильным вариантом оказывалось то, чего никто ни в коей мере не мог ожидать. Но сейчас это было не важным, потому что все сводилось к одному.
- Вероятнее всего потому, что он думает, ты будешь полезным ему позже, - сказал Кроуфорд. Он постарался подсластить пилюлю, хоть и подозревал, что розовых очков у мальчишки давно нет. Кроме того, можно и по-другому убедить. - И скорее всего он не ожидает от тебя помощи за просто так. Обмен. Так же как у нас с тобой. Я помогаю тебе, ты - мне..., - он понемногу сократил дистанцию, почти прижимаясь губами к уху мальчишки, чувствуя щекой его волосы. Кроуфорд прошептал. - И все останутся в выигрыше.
В конце концов, разве не на этом и держались все отношения в Розенкройц? Все это «ты мне, я тебе» появлялось если ты хотел либо выжить, либо если уже выжил, то более комфортных условий для себя. Ирония заключалась в том, что к хорошему привыкаешь быстро и хочется этого хорошего еще больше, а значит ответных услуг Розеннкройц оказываешь больше и уже не смотришь на этичность своих поступков.
Эти мысли затронули что-то в телепате, потому что он кивнул, казалось, сам себе, а затем поднял голову и посмотрел в глаза Кроуфорду. И внезапно сказал.
- Что я должен сделать, герр Кроуфорд? - вопрос был задан совершенно другим голосом, с другой интонацией. Телепат был собран и очень серьезен. У Кроуфорда возникло ощущение, что он только что встретил человека, с которым никогда прежде не говорил и, которого никогда прежде не видел.
Или же все совсем наоборот. Кроуфорд только что встретился с человеком, с которым говорил и, которого видел только в своем будущем.
Кроуфорд начал просчитывать возможности. С чего начать? Он и прежде заставлял мальчишку фокусировать внимание на нем. Полное и безраздельное. Но в этот раз все было по-другому. Они находились в месте, где психическая энергия трансформировала мысли в имитацию реальности. Это место, где он имел прямой доступ к мыслям телепата. Так что же следует передать в первую очередь. Какая мысль самая важная. Он обхватил мальчишку за шею и посмотрел ему в глаза. Да. Все еще сосредоточенный.
Кроуфорд сделал свой выбор.
- Помнишь, что я говорил о телепатах? Почему я их ненавижу. Что я сказал тебе?
Губы мальчика дрогнули и растянулись в ухмылке. Мальчишка оскалился.
- Ты сказал, что мы не умеем держать талант при себе. Ты хотел, чтобы я научился уважению.
Кроуфорд кивнул.
- Хорошо. Вот это ты и должен сделать. Научись контролировать свой дар. Научись держать его при себе.
- Что есть мой дар? - спросил мальчик, облизнув губы. - Ты имеешь ввиду то, что я делаю. Так? - он отвел взгляд в сторону. Кроуфорд тоже посмотрел туда. Там в стене появилась трещина. Прямо в центре. Из нее прорывался свет, и чем шире становился разрыв, тем ярче был свет. В следующий миг Кроуфорд уже смотрел на слишком хорошо знакомое ему окно-зеркало в светлой комнате-клетке. Казалось, все вернулось на свои места. Он сидел на стуле, мальчик сидел на коленях на столе. Они были в том же положении, прежде чем увязнуть в телепатической связи.
Кроуфорд нахмурился. Это реальность? Они вернулись в свои тела? Он откинулся назад, отстраняясь. Мальчишка же опустил руки себе на колени. Кроуфорд еще раз огляделся. Все было именно так, как должно.
- Что ты сделал? - спросил Кроуфорд с любопытством разглядывая мальчишку.
- Ты же именно этого хотел, - ответил телепат. - Я перенес нас туда, где ты и хотел оказаться. Чтобы показать. Это то, что я могу сделать.
Кроуфорд помедлил.
- Мы вернулись? В наши тела?
Мальчик не ответил. Кроуфорд встал на ноги и подошел к двери. Если они действительно вернулись, был только один способ проверить это, не так ли? Он как обычно очистил свой разум, чтобы мальчишка не смог ничего выудить из его головы. Если за дверью комнаты-клетки что-то будет не так, то значит они все еще не в своих телах. Мальчишка попросту не смог бы создать то, что не видел и не знал. Кроуфорд поднес руку к панели, чтобы ввести код. Но тут же остановился. Секундочку. Телепатка, которая дала ему код, заверила, что она поставила защиту от кражи, и эта защита вполне надежная. Надежная против обдолбанного, запутавшегося и не осознающего самого себя мальчишки. Во-первых, мальчишка сейчас в адеквате, во-вторых, что если они все еще заперты в телепатической связи... значит ли это, что мальчик сможет без труда узнать код, как только Кроуфорд введет его?
Кроуфорд обернулся. Мальчишка все так же сидел на столе с жадным любопытством наблюдая за его действиями.
- Мы не вернулись, - Кроуфорд точно не знал, разозлился ли он, либо расстроился. - И что ты хотел сделать? Заставить меня дать тебе код? Думаешь сможешь выйти отсюда таким способом?
Кроуфорд не мог с уверенность сказать, почему он внезапно почувствовал себя настолько разбитым и уставшим. Не было никаких причин ожидать, что мальчик начнет верить ему. Ведь он был просто еще одним из тех, кто указывал, что делать, уверял, что знает, как лучше. Да и изначально чувства Кроуфорда по отношению к мальчику не были такими уж хорошими. Гордыня, вот что это было. Он слишком увлекся, не так ли? Что за идиотизм думать, что после подсказок все будет проще, что все будет идти по плану с легкостью. Глупо, правда. Это было так глупо.
- Пример, - проговорил мальчик. Он приподнял подбородок, ухмыльнулся. В глазах был смех. - Это то, что ты имел ввиду, говоря «держи свой дар при себе»?
У Кроуфорда прямо язык зачесался сказать пару красочных нецензурных слов, что он думал о таком «примере». Но, посмотрев на цветущий вид мальчишки, он вдруг понял, как смешно было его расстройство. Кроуфорда только что чуть не наебала пузатая мелочь. Ощущение очень смущающее, но по факту это стоило того, чтобы сейчас смотреть в глаза настоящей личности мальчика.
- Да, - сказал Кроуфорд, вспыхивая точно такой же ухмылкой, что и мальчишка. - Я имел в виду именно это! - он подошел ближе, тихонько посмеиваясь. - Приплюсуй к этому то, что тебе неплохо бы прекратить торчать в чужих мыслях 24 часа в сутки.
Мальчишка тут же склонил голову, напрягаясь всем телом. Он задвигался, поерзал задницей по столу, скрестил ноги и, наконец, положил руки на колени.
- Я не делаю этого.
Кроуфорд в удивлении поднял брови. Это заявление было откровенно абсурдным. Он подошел к столу, спросив.
- Разве?
Мальчишка помотал головой, явно озадаченный интонацией и сомнением Кроуфорда.
Ситуация, конечно, дааа... Хоть стой, хоть падай.
- Но ты постоянно это делаешь! - проговорил Кроуфорд. - Да хоть к примеру... недавно ты вытащил из моей памяти горы. А в самом начале была фрау Хэллштрём. Ее мысли ты мне тоже поведал так, будто они были твоими собственными.
Телепат вытаращился на Кроуфорда.
- Это не дар. Дар - это что-то, что я делаю. В свою очередь «что-то» и есть Я.
Как он мог забыть. Специфическое мышление телепатов. Ну конечно же. Значит мальчишка понимал свой дар как некое умение. Возможно, именно поэтому он с легкостью воспринял, что Кроуфорд - будущее. Если подумать, то это совершенно меняло дело. К тому же слова мальчишки обретали смысл, учитывая, что Дитрих рассказал Кроуфорду о чистом даре.
- Так, ладно, - сказал Кроуфорд. - Давай попробуем по-твоему. Тебе нужно быть собой, не другими людьми.
Кажется, теперь до мальчишки дошло. Он кивнул.
- Как?
Крофорд оперся бедром о край стола и скрестил руки на груди. Он позволил себе немного расслабиться. В этот раз было все иначе. Наверное, потому, что это был первый раз, когда они реально говорили друг с другом.
- Тебе нужно начать контролировать свой дар. Я могу помочь. У тебя легко это получается, когда ты фокусируешься на мне, так?
Мальчишка подполз поближе и положил руку на плечо Кроуфорда. В ответ Кроуфорд слегка повернул голову и посмотрел с любопытством. Мальчишка улыбался, внимательно рассматривая его.
- Все так, герр Кроуфорд, - прошептал он.
Кажется, разговор свернул куда-то не туда. Все было запланировано совсем по-другому. Однако, мальчик проявлял свою личность, свою индивидуальность. Поэтому Кроуфорд даже не шелохнулся, не убрал наглую руку. У мальчишки была узкая ладонь. Он медленно вел ею по плечу вверх к шее. Это тягучее касание отличалось от всего того, что было между ними раньше. От всех других прикосновений. С этим не сравнилось бы даже то, как Кроуфорд гладил мальчика по волосам. Пока Кроуфорд анализировал свои ощущения, мальчишка добрался до оголенного участка шеи и аккуратно поглаживал его пальчиками. Кроуфорду следовало бы сказать что-нибудь, прекратить это, потому что все это какой-то абсурд. Этот рыжий тролль просто не мог быть привлекательным. Определенно не мог. Нет. Даже причесанный, в опрятной форме и с мечтательной улыбкой мальчишка не мог быть симпатичным. Кроуфорд почти забыл, каким молодым на самом деле был тот. Может потому, что мальчик совсем не выглядел юным. Насколько невинен он? Кроуфорд затруднялся сказать...
Еще одна причина помнить, что все это не реально. С телепатами вообще ничего не могло быть «на самом деле». С ним не могло быть. Не здесь. Возможно и в реале дела обстояли не лучше. Все телепаты лжецы, все они...
Мальчишка придвинулся так близко, что Кроуфорд почувствовал его теплое дыхание. Кроуфорд снова напомнил себе, это не реально.
Тем не менее, его глаза закрылись.
Мальчишка как будто только и ждал этого момента. Он поддался вперед, сминая губы Кроуфорда в поцелуе, словно яростная волна во время шторма. Кроуфорд приоткрыл рот, впуская наглеца, принимая поцелуй. Губы были влажными и мягкими. Поцелуй был не слишком умелым, как будто для мальчишки это было в первый раз. Нет, это и был его...
Это было не реально.
К сожалению, это не аргумент. Ведь тогда все происходившее было очень приятной фантазией. Ничего такого... Мальчишка протолкнул свой юркий язычок дальше. Кроуфорд дотронулся до него своим, переплетаясь, отвечая на ласку. Черт. Нельзя потеряться в этом. Нужно сохранить остатки разума. Прямо сейчас, ему нужно остановиться, а не отвечать на этот сладкий поцелуй. У того, что вытворял мальчишка была другая цель.
Кроуфорд оторвался и прошептал.
- Что ты чувствуешь?
Он почувствовал улыбку мальчика. А потом что-то обрушилось на него, точнее на его проекцию. Кроуфорд пытался напомнить себе, что здесь все было проекцией, все не на самом деле, но разница между иллюзией и реальностью потонула под горячей волной, которая прошлась вниз по позвоночнику и расплескалась лавой в паху.
Веки Кроуфорд налились тяжестью, тело ослабло. Губы разомкнулись сами собой в приглашении к поцелую. Мальчишке больше и не требовалось.
Не реально. Не реально.
Но Кроуфорд уже забыл, почему было так важно помнить об этом. Пространства между ними оставалось все меньше и меньше, когда наконец оно совсем не исчезло, и они не слились воедино. Губами и языками. Кроуфорд одной рукой обхватил тоненькую талию мальчика и подтянул его к себе, пальцы другой вплел в поразительно рыжие волосы, собирая их в горсть. Да, именно такими они и были. Поразительными и невероятно прекрасными. Пропускать их сквозь пальцы, гладить, словно держать огонь в руках. Он помнил эти ощущения, но не из прошлого, из будущего. Воспоминания, которые еще не случились.
Осознание этого отрезвило. Кроуфорд пришел в себя где-то между движением руки в намерении помять задницу мальчика и желанием засунуть язык поглубже. Он дернул голову в сторону, с силой втягивая воздух. Мальчишка тоже прерывисто вдохнул. Его улыбка пропала. Как и у Кроуфорда.
- Ты же спрашивал, - прошипел мальчик. Он все еще с силой сжимал отвороты пиджака Кроуфорда. И тот вызов, что звучал в голосе скорее был оборонительным, как будто Кроуфорд его сейчас начнет ругать.
Но мальчишка был прав. Кроуфорд спросил. Он ответил - передав свои чувства так как мог.
Кроуфорд убрал руки подальше от бедер мальчика и напомнил себе, что это все не по-настоящему. Эти чувства не реальны. Они принадлежали мальчику, не ему.
И все же слово "невероятные" крутилось у него на языке до сих пор, как только взгляд цеплялся за рыжие словно огонь волосы и белое лицо.
- И в правду спрашивал, - прошептал Кроуфорд. Он никак не мог отвести взгляд от волос. Такое ощущение, что их только что расчесали. Они был гладкие и яркие. Интересно в реальности они будут такими же если заставить мальчишку за ними ухаживать? Он никак не мог перестать думать об этом. Кроуфорд сузил глаза. Не мальчишка ли тому причина? Скорее всего так и есть. Он сосредоточился на глазах мальчика. Легче перестать думать о красном, когда всматриваешься в синее.
- Послушай. Тебе нужно научиться контролю. Это значит, ты должны перестать отвлекаться на эмоции.
Мальчишка высунул кончик языка, ткнув им в верхнюю губу потом в нижнюю. «Словно змея попробовал на вкус воздух», - подумал Кроуфорд.
- Но ты хотел, чтобы я сосредоточился на этом, - прошептал мальчик и мягко подался вперед, лизнув губы Кроуфорда. - Мне нравится.
Кроуфорд не был уверен, кто из них почувствовал сносящую волну желания. Он малодушно скинул это на мальчишку. Скорее всего тот еще не в состоянии держать эмоции при себе.
- Да, - прошептал Кроуфорд, с трудом отводя взгляд. - Я хотел, чтобы ты сосредоточиться на том, что чувствуешь, чтобы научиться понимать свои собственные мысли и чувства и блокировать других людей. Следующий урок - научиться контролировать свои чувства и держать их при себе.
Внезапно, присутствие мальчишки стало сильным и подавляющим. Он поднялся на колени, нависая над Кроуфордом, как набежавшая волна. На один ужасный момент, Кроуфорд вспомнил, что здесь, в этом скрытом мире, мальчик может стать кем угодно. Например, телекинетиком.
- Но я еще не усвоил первый урок, герр Кроуфорд, - прошептал рыжий, снова облизываясь. Он обхватил обеими руками затылок Кроуфорда, мягко приподнимая лицо.
Кроуфорд не успел придумать ответ как мальчишка снова его поцеловал. Все не так. Он не должен чувствовать эти сводящие с ума звуки и запахи, потому что это не реально. Здесь не было ничего физического, что могло бы так сильно повлиять на него. Но с каждой секундой Кроуфорду становилось все трудней думать, а единственное, что он теперь мог чувствовать это присутствие телепата. Гибкое тело извивалось в руках. Кроуфорд запустил руку в рыжие волосы, второй прошелся вдоль позвоночника мальчишки, сминая молочно-белую кожу под пальцами.
Все должно было закончиться по-другому, но сознание оказалось настолько одурманенно, что Кроуфорд с трудом ощутил, что ладонь стала липкой от нервного пота. Осознание этого заставило отдернуть руку от спины мальчика, но было уже слишком поздно. Мальчишка, конечно, почувствовал вспотевшие руки Кроуфорда. Как так получилось, что то, что он мог почувствовать в реале произошло здесь? Как все это работает? Почему физическая реакция воспроизвелась тут? И о скольких его мыслях и чувствах знал мальчишка? Неужели обо всех?
Это вызвало непрошенные, уродливые мысли. Дитрих, несомненно, создавал впечатление, что был в курсе всего происходящего в сознании Кроуфорда пока пытал его в своем кабинете. Неужели Дитрих выкопал эти реакции глубоко из подсознания Кроуфорда? Что если все происходившее здесь с ним случилось из-за Дитриха? Как много в действительности он мог спрятать от мужчины? Сколько он должен был постараться спрятать? Тем более Дитрих мог добыть столь специфическую информации не только у Кроуфорда, но и у мальчишки.
Именно тот случай у Дитриха вызвал все это по-новой.
Мальчишка отпрнул.
- Нет! - закричал он, очевидно, в ответ на мысли Кроуфорда.
Кроуфорд прищурился.
- Ты провалил свой урок, - прошипел он, глядя в широко раскрытые глаза мальчика. - Ты не должен был забирать мои...
Мальчишку начало бить крупной дрожью.
- «Он» здесь!
- Нет, - сказал Кроуфорд. - Я только думал о нем.
Но мальчик яростно покачал головой.
- «Он» всегда здесь, - прошептал он. - «Он» сделает мне больно.
Свет в комнате померк. Кроуфорд посмотрел наверх. Ламп не было. Очень любопытно. Тьма начала расползаться из углов комнаты. Тени ползли по стенам, словно живые существа с щупальцами или когтями. Температура в комнате упала. Окна покрыл инеевый узор.
Это Дитрих пытается прорваться? Или страхи мальчика? Кроуфорд на мгновение заколебался. Если это Дитрих, то ему лучше ничего не предпринимать. Но... если это все же что-то другое... Позволить тьме и холоду поглотить здесь все будет роковой ошибкой для них обоих. Кроуфорд принял решение быстро. Раз мальчишка смог притащить их сюда, значит и вытащить сможет. Именно мальчик, не Дитрих. Лучше уж нарваться на гнев мужчины, чем застрять тут навсегда.
- Помнишь, что я говорил тебе, - сказал Кроуфорд. Он сжал плечи мальчика, следя краем глаза за тенями. - Ты такой же, ты и он. Ты можешь отодвинуть тьму от нас. Просто сконцентрируйся.
Мальчишка казалось ничего не слышал. Он был слишком напуган, а тьма поглощала все очень быстро. Мальчик вцепился в Кроуфорда и уткнулся ему в грудь.
- «Он» здесь, - прошептал мальчик хрипло. Его все еще трясло. - «Он» здесь.
Комната вокруг них внезапно наполнилась чувствами, образами, местами и лицами. Кроуфорд не мог разобрать ничего, все наслаивалось друг на друга. Чувствуя, как уменьшается опора под ногами в середине водоворота, Кроуфорд все же пытался удержаться. Хотя его вес, единственный якорь в этой мешанине, уже не спасал. Вокруг мелькали слова и команды. И только одно единственное имя проносилось чаще остального.
Дитрих. Дитрих. Дитрих.
- Послушай меня, - позвал Кроуфорд, но ответа не было.
Мальчишка не слышал. Теней становилось все больше и больше. Казалось, температура понизилась еще на пару градусов. Что-то оборвалось, и Кроуфорд понял, мальчик куда-то ускользнул сознанием. Он не слышал, повторяя одни и те же слова, снова и снова. Кроуфорд не мог достучаться до него. Он не планировал вмешиваться, не тогда, когда имеешь дело с психо-энергией, о которой едва знаешь, но ситуация, в которой они оба сейчас находились, вышла из-под контроля. Однако, если он как-то справлялся в реале с мозгами мальчика, то и здесь должно сработать. Кроуфорд сфокусировался на первом, что пришло в голову. Горы. Точно такие же, как показывал мальчик ранее, узнаваемые. Он воссоздал все до мельчайших подробностей и попытался раствориться, влиться в картинку.
По образу прошла рябь. А потом - ничего. Вообще ничего. Кроуфорд потерял это воспоминание. Образ вытиснился из памяти водоворотом.
А тени продолжали ползти.
Твою ж мать. Он застрял. Они оба застряли.
Нет. Кроуфорд не хотел так просто сдаваться. Он дернул голову мальчишки вверх, вглядываясь в синие глаза. Ему нужно хоть что-нибудь, чтобы зацепиться и вытащить мальчика.
А потом, все внутри дернулось и покачнулось.

@темы: фанфики, перевод, Weiss Kreuz, Case of the Red Demon