Assi
Всякая душа есть маленькое тайное общество(с)

Йа, хеа Комаров*

Выражение лица было отстранённым. Улыбался он чему-то своему и смотрел куда-то вдаль. Намного дальше чем на преграду из штор. Кроуфорд никак не мог понять, почему телепат не раздвинул шторы и не открыл окно. Сейчас он был словно в каком-то другом мире. Кроуфорд всегда ошибался, пытаясь угадать думал ли телепат о чем-то своем или же прислушивался к кому-то кого мог слышать только он.
- Знаешь, первое, что нам говорили о щитах, - телепат скользил пальцами по цветочному узору шторы. - Никогда не думать о них как о щитах.
Кроуфорд наблюдал за ним из тени. Он наслаждался видом обнаженного тела, залитого утренним светом.
- Правда?
Телепат лениво ухмыльнулся.
- Да, - он намеренно сделал паузу. - Это... как давление. Но не совсем щит. Ты не должен думать о нем, как о неком объекте внутри себя. Больше похоже на состояние разума. И это совсем не что-то вне тебя или вокруг, что должно защищать. На самом деле..., - его голос опустился до шёпота. - Они говорят нам делать то, что ты делаешь прямо сейчас.
Кроуфорд молчал, рассматривая его низ живота и часть бедра, куда падал солнечный свет. Конечно же, телепат прекрасно был осведомлен о желании Кроуфорда подвинуть его, чтобы получше рассмотреть. И, конечно же, телепат не собирался делать ничего подобного. К тому же он ждал от Кроуфорда вопроса.
Тот покладисто проговорил.
- И что же это?
Телепат пошевелил ногами, раздвигая их так, чтобы Кроуфорду было лучше видно, но опять же не все. Его пальцы все еще скользили по узору, зациклившись на одном очень витиеватом завитке. Медленно и вкусно.
- Игра дыма и зеркал, герр Кроуфорд, - промурлыкал телепат. Каждый звук был любовно выговорен на чистейшем британском английском. - Говоришь одно, подразумеваешь другое. Ты не стараешься что-то скрыть... оставляешь все на видном месте..., - он передвинул ногу еще немного, согнул в колене и провел рукой до щиколотки, обхватывая ее, давая увидеть все, что хотел Кроуфорд. - Маскируешь так, что это выглядит совсем по-другому. Это как..., - телепат рассмеялся, посмотрев на занавески, - ...подобрать правильный интерьер. Даже если воры проникнут в дом, они никогда не найдут то, что ищут, потому что они не узнают эту вещь.
Кроуфорд все еще разглядывал идеальное тело, удобно расположившееся около окна.
- Я так делаю? - прошептал он.
Телепат скользнул по губам языком.
- Йа, хеа Кроуфорд, - сказал он низко и пошло.
Кроуфорд улыбнулся в ответ, не проронив ни слова, пересек комнату и подошел к телепату. Тот не сводил с Кроуфорда внимательных синих глаз и не двигался. Кроуфорд остановился в шаге от него на границе тени и света. Из темноты вскинул руку, потянулся к телепату. Тот сидел неподвижно, но все внутри него напряглось, каждая клеточка в его теле жаждала прикосновения. В последнюю секунду Кроуфорд отстранил руку, дотронувшись вместо желаемого до пальцев телепата, лежащих на узорчатой ткани штор.
- Мм. Но разве не более эффективно убедиться, что никто не сможет найти дверь в дом? - Кроуфорд сжал ткань вместе с ладонью телепата.
Тот легко рассмеялся, поерзал. Тени на его бедрах изменили форму.
- А еще лучше, если дом вообще не будет найден..., - он слез с подоконника, шагнул в темноту к Кроуфорду, прижимаясь вплотную. Плотоядно ухмыльнулся. - Но ты об этом и так все знаешь, не так ли?


Цвета выцвели. Кроуфорд сморгнул видение. Он снова оказался в комнате с белыми резкими углами. И двумя голубыми океанами напротив, в которых плескался страх. Тени стали намного ближе. Непозволительно ближе. Рыжие волосы покрылись инеем. Кроуфорд уставился на них с удивлением. Так быстро? Щиты... так вот, что это на самом деле. Но как эта информация может помочь ему сейчас? То, что происходило... из-за щитов Дитриха? Они им угрожали? Никакого смысла. Кроуфорд использовал щит, чтобы защитить себя, когда мальчик напал на него. Но ничего общего с этой тьмой и холодом.
Черт побери. Это видение просто случайность или что-то важное?
Щиты... Спрятать на виду. Дом без дверей. Кроуфорд зажмурился, пытаясь понять, как помочь и вообще стоит ли что-то делать. Щиты... Защита...
Он широко открыл глаза. Ну конечно же. Он встряхнул мальчика за плечи.
- Послушай меня. Мы можем бороться с этим вместе! - крикнул он. - Я здесь, черт тебя дери! Сосредоточься на мне. Сосредоточься на мне!
Не последовало никакой реакции. И поэтому Кроуфорд сделал то, что всегда срабатывало. Он впился в губы мальчишки, целуя, требуя обратить внимание. Тот рот приоткрыл, но сам не ответил. Вздрогнул, попытался увернуться, но Кроуфорд намотал заледеневшие волосы на кулак, тем самым не позволяя отвернуться.
«В-вместе.»
Мальчик ответил мысленно, потому что Кроуфорд все еще продолжал прижиматься к его губам. Но этот мысленный шепот немного отличался от обычного мысленного посыла мальчика. Возможно из-за этого места, где в принципе не могло существовать звуков.
«Да!»
Кроуфорд ответил так же мысленно, отчаянно пытаясь добраться до телепата, прежде чем тот снова ускользнет.
«Сосредоточься на мне. Стань одним целым со мной.»
Несмотря на грубый поцелуй, из горла мальчишки вырвался мягкий безумный смешок. Голос был тоже немного другим.
«Разве не ты мне говорил поменьше лазать в чужие мозги, герр Кроуфорд?»
Кроуфорд разорвал поцелуй, посмотрел в глаза мальчишке. Они больше не были пустыми. Сам же Кроуфорд смотрел в ответ строго и решительно.
- Хочешь избавиться от тьмы? Значит делаешь то, что я говорю. Используй меня как якорь, - на секунду он замолчал, не в силах поверить, что предложит это. Кажется, он совсем тут рехнулся. Об этом думать даже страшно, а делать... Но Кроуфорд тут же отбросил сомнения. Он прошептал. - Используй меня как щит.
Может и не сработать. О чем он вообще думал. Перед ним нетренированный телепат, пытающийся понять ход мыслей Кроуфорда, пророка, у которого одни лишь догадки и смутные намеки из будущего. Однако Кроуфорд уже чувствовал холод ногами, а его брюки покрылись инеем. И это было единственное, что он смог придумать.
- Я защищу тебя от него, - обещал Кроуфорд, говоря быстро. - Думай о том, как ты обычно используешь мою тишину. Как ты дотрагиваешься до нее. Сосредоточься на этом, но не просто зацепись за нее. Войди внутрь. Если хочешь сделай кармашек внутри нее. Представь себе... представь, что ты в непроницаемом звукоизолированном коконе.
Мальчик смотрел так, будто Кроуфорд внезапно заговорил на каком-то непонятном языке. Кроуфорд сжал зубы. Но продолжил ждать. И еще, и еще немного. Он был само терпение. Кроуфорд краем глаза покосился вниз. Да. Точно. Терпение... Ну и что, что тьма уже подобралась к ботинкам и съела его пятки, и, кажется была готова поглотить не только их...
Внезапно, все стало совершенно пустым.
Пустота. Ни тьмы, ни света. Просто ничего. Словно разум Кроуфорда расплющило до состояния тонкого листа. Ему бы следовало начать кричать. Хотя, наверное, он и орал. По крайней мере ощущалось именно так. Однако Кроуфорд ничего не чувствовал. Он падал в никуда. Точнее его засасывало... нет, он сам стал каким-то пылесосом втягивая в себя все что под руку попадалось, пока пустота не была заполнена. Он становился все тоньше и тоньше.
- Вместе! - прошипел голос.
Мальчик и вправду старался сделать это. Кроуфорд был в ужасе от того как это ощущалось. Но если мальчишка и вправду создавал внутри него вакуум, то Кроуфорд должен помочь в стабилизации. Он представил поверхность, его собственное ядро, центр всего. Точка Вселенной, где он существовал и где его не было. Точка во времени и пространстве, где все было в идеальном равновесии. Да. Ему нужно стать острием иглы.
Ощущение, что он истончается прошло. Он вошел в пустую страницу. Не было ни тьмы, ни света. Просто пространство. Бесконечное, как Вселенная. Нет ничего выше и ниже его, ни впереди, ни сзади. Он был в центре всего, навершием острой иглы. Это было... это отличалось от всего, что он испытывал в этом очень странном путешествии по миру телепатических чудес. Он пошевелил пальцами, пытаясь нащупать то, что его окружало. Но единственное, что он смог ощутить, как смог бы описать это все... Кроуфорд просто чувствовал себя здесь очень спокойно.
Умиротворение.
Кроуфорд никогда не подумал бы, что сможет связать это слово с чем-то, в чем участвует беспокойный, с ума сводящий - в прямом смысле этой фразы - мальчишка.
Кстати о птичках... Где виновник торжества? Кроуфорд же не мог случайно разорвать связь? Он же не отправил самого себя плавать в одиночку куда-то в телепатическое небытие навсегда? Холодный озноб прошелся по всему телу. Хотя, подождите-ка. Он понял, что где-то там в этой пустоте был свет, прямо за спиной. Неужели он всегда был там? Кроуфорд не был уверен.
В этом бесформенном ничто не могло быть направлений. И все же. Кроуфорд обернулся. Медленно.
Он увидел его. Такого знакомого и в то же время чужого. Мальчишка выглядел чуть старше своих лет, почти такой же как в последнем видении Кроуфорда. Он парил в пустом пространстве раскинув руки. В одной белой рубашке на голое тело. Она едва прикрывала бедра. Кроуфорд присмотрелся. Кажется, эта была смирительная рубашка, видоизмененная в более легкую и полупрозрачную версию. Длинные рукава плавали в воздухе, так же, как и длинные рыжие волосы. Мальчишка весь мягко светился, как будто был окружен чем-то.
Смотря на него такого, Кроуфорду пришли на ум все ангелы и демоны во всех своих лучших ипостасях.
Теперь ему не нужно спрашивать, где они оказались. Они были именно там, где и должны быть. Там, куда он и просил мальчика забрать их. Кроуфорду даже показалась, что это место похоже на что-то, что было между мускулами и кожей.
Да уж. Точнее и придумать нельзя. Он фактически пустил мальчика себе под кожу...
Теперь, когда опасность миновала, Кроуфрд наконец мог оценить ситуацию. Из хорошего - он был окружен своим даром, он был им, поэтому ему будет легко использовать его. Из плохого - он совершенно не чувствовал щитов Дитриха. Что будет, если мальчик очнется и нападет на него сейчас? Он постарался не допустить чувства страха, оставив только мысли о возможности испугаться.
Вместо этого, Кроуфорд подумал, что даже не предполагал, что все что случилось с ним в последнее время вообще возможно. Он даже не понимал, что они творят точно. Этому есть название? Телепат вошел в него, но Кроуфорд не чувствовал себя уязвимым, обнаженным, как в тот первый раз, когда мальчишка напал на него и чуть не снес ему мозги к чертовой матери. Скорее он чувствовал, что перешел на новый уровень что ли. Достиг нового этапа существования, момента просветления. Его энергия была связана с психо-энергией мальчика. Теперь их общее сознание переплелось, образовав эту... это... чем бы это ни было.
Кроуфорд подосадовал на не подкованность в этом вопросе. Он не мог понять, что происходит, не мог дать название этому. Данный факт неимоверно злил. А Комаров, конечно же, удобно пренебрег данной информацией и ни словом не обмолвился, что делать вот с такими запутанными психическими подарками. Хотя возможно Комаров и предупредил бы его и даже помог бы, если бы предвидел. А может и видел это безобразие, но не захотел предупреждать. В любом случае, Комаров бросил его на амбразуру, где Кроуфорд мог погибнуть. И это факт очень плох, даже если Комаров и не предавал его намерено.
Если. Кроуфорду совсем не нравилось это слово. Оно застряло где-то в глотке ни протолкнуть, ни выплюнуть. То, что его наставник скорее всего играл с ним, предал его, заставило беспокойство перейти на новый уровень. Кроуфорд постарался унять бунтующие чувства.
Сейчас не время и не место переживать. Потеря контроля привела к тому, что он снова начал истончаться, отделяться от своей сердцевины, в то же самое время втягиваясь глубже и разрушая баланс. Сфокусируйся! Он ругал себя за то, что поддался эмоциям. Он должен был быть сконцентрированным, держать себя в руках, быть абсолютно острой иглой. Все предположения должны быть закрыты в нем, ничего не должно просочиться, нарушить хрупкую связь. Кроуфорд не знал, но почему-то это было очень важно для него сейчас. А вот почему это так важно он выяснит позже. О да. Пророков, наверное, уже рожали с заложенным геном терпения. А гены у него были самые лучшие.
Мальчик реагировал на каждый вздох и движение сущности, в которой находился. Сущности, которой был Кроуфорд. Под ногами Кроуфорда разливалась тонкая полоса белого света. Она уходила в бесконечное ничто, в вечность, но без сомнения в какой-то момент задрожала, завибрировала. Небольшие струйки света изо всех сил пытались пробиться то тут, то там. Они были наполнены подозрением, беспокойством и страхом. Однако ни одно слово не могло описать то, что почувствовал мальчик дальше, когда попытался убрать эти лучи света, когда наткнулся на что-то внутри под поверхностью. Было похоже на искры и сияние, и огоньки, и голоса, и дыхание. Было похоже на них. Они, они... они никогда не были там, где был Кроуфорд. И вдруг они оказались в шуме, суматохе, гуле, который он ощутил...
Это длилось не более секунды. Кроуфорд уже закрыл перед носом мальчика эту дверь. Столб света под ногами прекратил колыхаться и вибрировать. Мальчик снова почувствовал присутствие Кроуфорда. Кроуфорд снова стал самим собой. Молчанием. И даже больше чем просто тишиной.
- Что ты такое? - прошептал мальчик.
Кроуфорд слышал это так много раз, что слова уже потеряли для него всякий смысл. Возможно ему и не нужно было объяснять, что он такое, а просто сказать.
«Я то, что тебе нужно.»
Мальчик улыбнулся. Легко, неуловимо, понимающе. Кроуфорд еще ни разу не видел, чтобы мальчик улыбался так.
- Ты действительно думаешь, что это сработает, герр Кроуфорд? Что он не сможет найти нас здесь? - прошептал мальчик.
Конечно вероятность этого есть. Кроуфорд не телепат. Он не мог оценить прочность конструкции, в которой они оказались. Он не мог быть уверен. Но мог ли он признаться в своей неуверенности? С другой стороны, если он скажет, что уверен, а на самом деле ошибся, что тогда? Тогда мальчишка не сможет доверять снова. Именно поэтому пророки никогда не обещали того, что не могли увидеть.
- Если не сработает, я не знаю, что будет, - сказал он, наконец, правдиво. - Но я не чувствую его больше. А ты?
Мальчик обдумывал ответ очень тщательно. Он чувствовал, что вступил на неизведанную территорию. Раньше никогда такого не было. Кроуфорд был там, но так, как мальчик не понимал, и все остальное перестало существовать. Он не знал, откуда у него берутся мысли здесь. Возможно, они принадлежали Кроуфорду, ведь здесь он был повсюду безмолвной стеклянной тишиной. Мальчик не мог разглядеть очертания этой тишины, провести границу, где она заканчивалась, потому что на самом деле, тьма была снаружи.
Точно.
- Снаружи, - решил он. - «Он» там, снаружи.
Кроуфорд кивнул. Как он и думал. Мальчишка смог спрятаться. Кроуфорд правда не знал актуально ли еще называть это - отгородился щитами. Предполагалось, что вообще невозможно использовать другого паранорма как щит. Но сейчас Кроуфорду было глубоко начхать на это. Главное, у них получилось.
Мальчик улыбался очень довольно. Возможно он снова ловил и отражал эмоции Кроуфорда. Возможно они просто чувствовали одно то же.
Кроуфорд вздохнул. Нечего прохлаждаться, нужно подумать о будущем.
- Давай-ка не устраивайся тут с комфортом, - сказал он негромко. - Мы не можем остаться здесь навсегда. Как я уже сказал, нам нужно выбираться отсюда, иначе мы умрем.
Цветущая улыбка мальчишки увяла. Мягкий свет, окутывавший его, немного померк, поменял оттенок, становясь почти прозрачным. Мальчик немного опустил руки. Лицо стало разочарованным.
- «Он» сделает нам больно, - прошептал мальчик. - «Он» не хочет отпускать нас. Нам не уйти от «него».
Тут не поспоришь. Кроуфорд сильно рисковал, выстраивая с мальчиком такие отношения. Ведь он использовал ненависть мальчишки к Дитриху в своих целях. Да и то, что сейчас происходило не очень-то безопасно для жизни. И Кроуфорду совсем не нравилась идея, что про все это узнает Дитрих. Он даже представить не мог как будет объясняться с Дитрихом, когда они выберутся отсюда. Однако Кроуфорд предполагал, что ему придется пойти на риск и взять ответственность за все происходящее тут и даже был готов к этому. И все же он бы предпочёл скрыть некоторые детали от Дитриха.
Спрятать... Самодовольная ухмылка из будущего всплыла в голове Кроуфорда... если никто даже не узнает о существовании дома... Может ли быть...? Но ты об этом и так все знаешь, не так ли? Кроуфорд сжал пальцы в кулак. Был ли это намек? Они, что, построили дом, который никто не смог найти?
Интуиция и инстинкты. Обрывки и куски видений. Ни один нормальный здравомыслящий паранорм даже не задумался бы о такой возможности. Это просто нонсенс. Никто... кроме, может быть, пророка, который еще ни разу не ошибался. Кроуфорд не верил в судьбу или же в Бога. Но он верил в себя.
- Есть ли возможность сделать это место чем-то... постоянным, - пробормотал Кроуфорд. - Внутри нас. Где мы можем спрятать то, что не хотим, чтобы все узнали. И чтобы никто не смог найти это.
Мальчик огляделся. Его глаза снова изменили выражение, от задумчивости к решительности. Он плотоядно, с жадностью окидывал пространство вокруг себя. Ареол вокруг него стал ярче, начал потрескивать, образовывая маленькие молнии.
- Как?
Кончики пальцев Кроуфорда похолодели при мысли о том, что он предлагал. Очень опасно играть в такие игры. Сможет ли он выкрутиться, если Дитрих его поймает за руку? Сможет ли уберечь мальчика? Конечно, можно будет сказать, что делал это ради доверия мальчишки. Что все произошло по наитию, он доверял лишь инстинктам и непонятным кусочкам видений здесь. Что это было очень опасно, и он даже не предполагал с чем столкнется. Не прокатит, сразу же пришло на ум Кроуфорду. Ведь он намеренно учит прятаться мальчишку от Дитриха, учит мальчика как лиса запутывать охотника. Если Дитрих узнает, им не жить.
Конечно, если он узнает. А он не... «Если» очень опасное слово...
...Кроуфорд понял, что он действительно на полном серьезе рассматривает попытку надуть Дитриха. Очень, очень плохая идея. Очень глупо.
Память щекотали холодные слова Дитриха. И где сейчас твои яйца, Оракул?
Мужчина бросил ему вызов с первого дня, как только увидел Кроуфорда. Кроуфорд принял вызов. И сейчас не время идти на попятную.
Он никогда не был настолько сосредоточенным.
- Что обычно ты чувствуешь, когда находишься в моей голове?
Мальчишка облизнулся.
- Тишину. И пространство.
- Так. Ладно. Хорошо, - Кроуфорд вспомнил о дыме и зеркалах. - Подумай о пространстве. Мы зафиксированы в нем. Придумай ему форму, дай очертание стен, только стены должны быть внутри, не снаружи. И не трогай ничего. Просто сделай форму внутри пространства. Сделай ее твердой и прочной. Делай то же самое, что делал, когда принес нас сюда. Только теперь визуализируй. Сделай что-то устойчивое.
Мальчишка сузил глаза. На этот раз, кажется, он сразу все понял.
- Комната, - пробормотал он.
И в следующий миг все снова изменилось.
Кроуфорд оказался в месте, в котором никогда не был раньше. Ничего из его воспоминаний. Комнатка оказалась маленькой, им вдвоем едва хватало место стоять в ней. Между ними ладонь и до стен позади них расстояние в вытянутую руку. Но здесь были стены и пол, и крыша. Все очень близко друг к другу. Тут вполне могла бы развиться клаустрофобия. Однако, белый цвет и яркий свет давали странную иллюзию пространства.
Кроуфорд еще раз огляделся вокруг. По его мнению, мальчик мог создать нечто более... Хотя возможно у мальчишки просто не было достаточно информации как могли бы выглядеть убежища. Однако сейчас не время отвлекаться. Так было даже лучше. Кроме того, будет еще и место, и время подтолкнуть мальчика. Кроуфорд был уверен у того очень живое воображение, дай только волю.
- Хорошо, - похвалил Кроуфорд мальчика. Тот с интересом ощупывал стены. - Сейчас... визуализируй то, что хочешь скрыть от герра Дитрих. Помести сюда. И оставь это здесь. Мы оба оставим все это здесь. Сможешь сделать?
Мальчик мягко рассмеялся. Смех прокатился по стенам отголоском будущего.
- Йа, хеа Кроуфорд...
Его глаза закрылись.
То, что почувствовал Кроуфорд дальше было очень смущающим. Перед глазами замелькали картинки. Они скользили по стенам, вокруг них, как слайд-шоу из разнообразных отрывков пленки. Но он их не только видел, но и чувствовал. Рука на шее. Чувство страха и гнева, направленное не понятно на кого. Борьба с тьмой, которая постепенно одерживала верх. Потом движения. Он и мальчик двигались друг к другу, как примагниченные. Взрыв энергии. Она кружилась вокруг них. И наконец, поцелуй. Ощущение губ и дыхания. Одного на двоих. И еще руки. Везде, сейчас и в будущем. Жажда обладания, которая никак не проходила, не становилась слабее. Шепот о свободе, раскрашенной солнечными лучами...
...пока, наконец, все не закончилось. Белые стены поглотили образы. Кроуфорд медленно закрыл глаза. Да. Он чувствовал все воспоминания, соединенные здесь в единый затаивший дыхание момент времени. Мальчик сделал это. Теперь очередь Кроуфорда.
Он дотронулся руками до стен. Кроуфорд заметил, что мальчишка с интересом наблюдает за ним. Под пальцами стены стали ослепительно белыми. Мальчишка облизал губы, с жадностью вдыхая, готовясь почувствовать эмоции Кроуфорда. Он смотрел на образы словно в бездонную бездну. Мысли трепыхались на стенах вокруг них, словно крылья мотылька. Взмах, взмах, взмах, эхо в пустоте.
- У меня тоже есть, что прятать, - прошептал Кроуфорд.
----------------------------------------
Сильвия стояла, вглядываясь в окно. Она уперла руки в бока и для лучшего баланса расставила ноги. Она не спускала с обоих парней глаз. Секунды, казалось, текли медленнее с каждым часом, но парочка за стеклом так и не сдвинулась с места. Это начинало ее злить. Где Дитрих? Почему он не вернулся и не отменил это глупое задание? Как долго еще ей нужно следить за ними?
Все эти вопросу ну никак не помогли ей успокоиться. Казалось наоборот она стала еще злее.
Минутку. Что это... Сильвия склонила голову и прищурилась. Мальчишка дернулся? Да. Да, точно. Его пальцы снова дернулись под рукой Кроуфорда. Она медленно завела руку назад, выискивая в кармашке на поясе коммуникатор. Они же приходили в себя? Дитриха опасно беспокоить без причины. Она колебалась какое-то время. Так стоит отчитываться или же лучше подождать?
Не успев прийти ни к какому решению, она увидела, как Кроуфорд дернулся, а потом его выгнуло на стуле. Он начал судорожно хватить ртом воздух, словно до этого ему нечем было дышать. Она прижала коммуникатор к уху. Дитрих ответил сразу.
- Я думаю, они пришли в себя, герр Дитрих, - сказала Сильвия, наблюдая за парочкой через стекло. Кроуфорд сжал пальцы мальчика в руках. Но не оттолкнул, наоборот прижал сильнее к своим вискам. Сильвия прищурилась. Не похоже, что Кроуфорд тут невинная жертва. Он не разрывал физическую связь, не отталкивал....
- Я иду, - последовал ответ Дитриха. Резкий и короткий. Связь тут же пропала. Вне всяких сомнений Дитрих будет здесь в ближайшее время.
Сильвия убрала коммуникатор. Мальчишка тоже начал приходить в себя. Его трясло пару секунд словно у него случился ебанный приступ эпилепсии. Кроуфорд откинулся на спинку стула, открыл глаза. Сильвия подосадовала, что не видит лица мальчика. Кроуфорд смотрел на мальчишку. Он не выглядел злым. Совсем нет... он смотрел в лицо мальчика с какими-то другими эмоциями. Его совсем не расстроило то, что произошло. Сильвия почувствовала дрожь волнения. Будь она проклята, если это не выражение полного удовлетворения, будто Кроуфорд ученный, который только что поставил эксперимент, закончившийся успехом.
Кроуфорд вглядывался в мальчика. Тот был напряженным и уставшим. На лице отразилась боль. Кроуфорд не был уверен стоит ли разрывать физический контакт. Сам он чувствовал слабость, но мальчику по-видимому, было еще хуже. Такое ощущение, что он готов был рухнуть прямо в руки Кроуфорда, настолько был изможден.
- Как ты себя чувствуешь? - прошептал Кроуфорд. Честно говоря, он был обеспокоен состоянием мальчика.
Мальчишка прикусил губу.
«Она здесь. И смотрит.»
Ах. Ну да. Она. Кроуфорду не нужно было пояснять. Кто еще мог это быть кроме Сильвии? Он не изменился в лице. Вместо этого он нежно погладил мальчика по щеке и заправил выбившиеся прядки за ухо. Рука у него дрожала. Довольно сильно.
- Я спросил, как ты себя чувствуешь, - прошептал он, прекрасно зная, что девчонка могла уметь читать по губам. - Ответь мне.
«И не беспокойся о ней.»
Мальчишка уставился на него.
- Почти при смерти.
Он едва заметно улыбнулся. Кажется, мальчик только что попытался пошутить. Однако шутки шутками, а выглядел мальчишка реально как при смерти.
- Дыши, - приказал Кроуфорд, не отводя ни на секунду глаз от его лица. - Ложись на стол. На спину.
Он понял, что понятия не имеет, сколько они тут просидели. Если Сильвия уже успела прийти и к тому же наблюдала за ними, то скорее всего они тут провели долгие часы. Однако сам он этого совсем не чувствовал. Очень странно для того, кто со временем на «ты».
Мальчик устало кивнул. Высвободил пальцы, напоследок аккуратно проведя ими по виску Кроуфорда. Тот почувствовал, как что-то напряглось внутри и, щелкнув, отсоединилось. Связь оборвалась. Кроуфорд встал. Другой рукой мальчик все еще держался за него. Кроуфорд позволил это, разрешая мальчику самому решить, когда разорвать связь окончательно. Что-то нежное прикоснулось к нему внутри и наконец мальчик отпустил руку Кроуфорда.
Мальчишка тут же повалился на бок, с усилием перекатился на спину. Кроуфорд осмотрел обмякшее тело на столе. Он прекрасно знал, что такое психическое истощение. Он вспомнил, как Комаров натягивал на него одеяло и толкал стакан воды в руки, пока Кроуфорд прижимался к боку кресла мужчины. Да... о мальчике нужно позаботиться. Тепло, много жидкости внутрь и время на восстановление.
«Он идет...,» - пробормотал ментальный голос. Теперь он не звучал, как сломанное радио.
Кроуфорд не позволил информации отвлечь себя. Потрогал лоб мальчишки, измеряя температуру. Вроде не горячий, но влажный. Мальчик пару раз дернулся. Остаточные судороги. Дыхание быстрее обычного. Скорее всего шок, приправленный физическим и ментальным истощением. Не время волноваться о Дитрихе.
Кроуфорд посмотрел в окно и помахал рукой, подзывая Сильвию к себе и четко выговорил.
- Иди сюда.
Он вполне мог воспользоваться телекинетиком. Кроуфорд будет решать проблемы по мере их поступления.
Он стащил с себя пиджак и укрыл грудь мальчика. Снова проверил дыхание. Все еще далеко от нормального. Это тревожило все сильнее.
- Дыши медленнее. Сосредоточься. - приказал Кроуфорд, игнорируя тот факт, что сам чувствовал себя не лучше. Однако он-то успеет позаботиться о себе, а мальчик без него...
Мальчишка последовал инструкции и теперь старался дышать глубоко. Твою ж мать. Кроуфорд обхватил ноги мальчика и приподнял их немного, помогая крови лучше циркулировать.
Дверь медленно открылась. Сильвия стояла в дверном проеме, но внутрь так и не зашла. Рука лежала на ручке двери. Взгляд перебегал от одного к другому.
- Что произошло? - спросила она.
- Позже, - перебивая ее, ответил Кроуфорд. - Вы можете помочь ему с дыханием?
Сильвия нахмурилась, но, казалось, отнеслась к ситуации серьезно. Она зашла в комнату, надавила на ручку и захлопнула дверь. Она подошла к столу и повела рукой в воздухе.
- Не думаю, что это шок, - сказала она. - Скорее истощение. И неудивительно. Вы оба очень долго пробыли без движения. Думала, ты никогда не очнешься. Даже герр Дитрих не смог тебя вытащить.
Кроуфорд наконец отвлекся. Он перевел на нее взгляд.
- Даже так?
Сильвия прикусила язык. Возможно, ей не следовало это говорить. Она хотела как-нибудь оправдаться, но дверь резко открылась.
Дитрих влетел в комнату-клетку и с силой захлопнул дверь. Точнее долбанул ей о косяк. Кроуфорд с удивлением посмотрел на Дитриха. Он никогда не видел, чтобы мужчина применял физическую силу. Мальчишка дернулся и болезненно всхлипнул.
Кроуфорд открыл рот, но что-то темное и мощное впечаталось ему в мозг. Он даже покачнулся. Да он почти отключился! Боль раскололась внутри него. Его словно окатило душем из разбитого стекла.
- Гр..., - ему не хватило воздуха в легких даже на крик. Раздался грохот и плечо прострелило резкой болью. Кроуфорд понял, что упал на пол, задев плечом стул. Ауч.
Но физическая боль даже не сравнилась с ментальной. Его придавило железной плитой к полу, не давая подняться. Кроуфорд посмотрел вверх, челка лезла в глаза, волосы сильно растрепались. Но он не осмелился привести себя в порядок, даже не поправил очки, которые съехали с носа. Дитрих не смотрел на него, потому что все внимание было обращено на того, кто лежал на столе.
- Дракон, - прошептал Дитрих. - На сколько я помню у тебя есть обязанности.
Сильвия удивленно взглянула на него.
- Герр Дитрих?
- Мальчик должен быть выкупан и накормлен. Влей в него побольше жидкости и укрой еще одним одеялом, когда закончишь.
Затем Дитрих обратил свое внимание на Кроуфорда и медленно двинулся к нему.
Кроуфорд посмотрел на мальчишку сначала, а потом на Дитриха.
- Герр Дитрих, думаю, что у него может быть шок...
Дитрих перебил его.
- Ты видел это, не так ли?
Вообще-то нет. Но по-видимому, в данном случае требовался только положительный ответ. Дитрих разразился холодящим душу смехом.
- Ты здесь не для того, чтобы строить догадки, Оракул. Ты здесь для того, чтобы видеть, - прошипел он. - Могу тебя уверить с мальчишкой ничего не будет. Переутомление. Не более. Он будет в порядке, - его глаза опасно заблестели. А тон стал зловеще мурлыкающим. - Но вот насчет тебя я совсем не уверен, Оракул...
Давление на его мозг увеличилось, и Кроуфорд почувствовал ментальное вмешательство. Он не боролся. Он опустил голову в знак подчинения. Холодный озноб пробрал его с головы до пят. Он ожидал, что Дитрих начнет допрашивать его с пристрастием, но настолько откровенная силовая атака совсем не то, на что он расчитывал. Конечно, его волновало и свое будущее и то, что с ним сделает Дитрих. Однако сейчас его больше заботило то, что в приступе гнева Дитрих мог и ошибиться в оценке состояния мальчика.
- Герр Дитрих..., - начал он почтительно, но Дитрих снова не дал ему договорить.
- За мной, Оракул, - сказал он, ставя точку в разговоре. Желание что-то обсудить тут же испарилось. Дитрих направился к выходу. Давление исчезло, словно нож вытащили из мозгов. Дитрих покосился в сторону Сильвии.
- Я как-то недоходчиво проинструктировал тебя, Дракон? - спросил он обманчиво мягко.
Сильвия тут же пришла в движение. Она прошлась рукой по телу мальчика. Тот рыкнул на нее и отдернул голову, избегая прикосновения. Судороги ослабили его и движение вышло слабым. Через секунду мальчик обмяк. Даже не смотря в сторону Сильвии, Кроуфорд понял, мальчишку вырубили, потому что - неожиданно - он смог услышать, как сознание мальчика медленно угасло, словно батарейку отключили.
- Нет, все ясно, герр Дитрих, - поспешно ответила Сильвия.
Дитрих зло посмотрел на Кроуфорда из-за плеча. Тот торопливо поднялся на ноги. Он мог только надеяться, что Дитрих понял все правильно. Он поправил очки и резко поклонился, благодаря за заботу о мальчике. Дитрих махнул рукой и вышел из клетки.
Проходя мимо Сильвии, Кроуфорд мельком взглянул на нее. Она провожала его взглядом. Без злорадства, улыбки, радости. Кроуфорд не знал, как относиться к девчонке, которая совсем не испытывала удовольствия от его затруднительного положения. Хотя все лучше, чем жалость. Мимоходом он стащил пиджак с мальчишки и выходя из комнаты больше не взглянул на Сильвию.
Уже в коридоре Кроуфорд натянул на себя пиджак и начал сосредоточенно застёгивать пуговицы. Не так-то просто, учитывая трясущиеся руки. Было легко игнорировать свое самочувствие рядом с мальчиком, которому было определенно хуже, но сейчас... Он сумрачно взглянул на Дитриха, следуя за ним по белым коридорам. Он хотел как-то исправить ситуацию, что-то сделать, но не знал что, потому что не знал, чего ожидать от Дитриха.
Чтобы как-то сосредоточиться, Кроуфорд начал следить за тенью от движущейся фигуры Дитриха. Шаг мужчины был четким и очень тихим. Кроуфорд подстроился под ритм. Он ничего не знал о прошлом Дитриха, прежде чем тот стал тем, кем и являлся сейчас - одним из главных кураторов Розенкройц. Но Кроуфорд подозревал, что скорее всего мужчина был военным. Во-первых, Дитрих преподавал в некоторых группах боевую подготовку. А во-вторых то, как он печатал шаг, как резко поворачивал голову и выдавал приказы. Все говорило, что мужчина раньше был связан с военной деятельностью.
Да и представить его в военной форме, отдающего приказы солдатам было достаточно легко.
Кроуфорд удивился, когда понял, что Дитрих ведет его не в свой кабинет. Тогда куда и зачем? Они вошли в лифт и спустились еще на несколько этаже вниз. На один кошмарный момент он подумал о всех ужасах, что творились на самых глубоких этажах. Не станет ли он одним из подопытных? Но Кроуфорд настолько устал, что даже эта мысль не произвела на него никакого впечатления. Его тело просто кричало о желании отдохнуть.
- Герр Дитрих, - решился он, но тут же получил ментальную оплеуху.
- Разве я разрешал говорить, Оракул? - холодно поинтересовался Дитрих.
Кроуфорд уставился в пол и опустил голову, из-под тишка поглядывая на Дитриха. Ему всегда было трудно найти в себе сожаление и смирение, когда не понимал причин, почему он должен чувствовать это. Но зато Кроуфорд прекрасно знал, как изображать эти эмоции, создавать впечатление раскаявшегося, в независимости насколько искренне это было на самом деле.
- Простите меня, герр Дитрих.
Дитрих не принял извинения. Кроуфорд хранил молчание, выжидая. В этот момент стало понятно, что ему не дадут оправдаться, защититься. Лифт остановился. Открылись двери и Кроуфорд увидел мрачный и темный коридор. Он был удивлен. Это место... выглядело практически заброшенным.
Дитрих шагнул вперед и Кроуфорд последовал за ним. Только когда двери лифта закрылись, лишив их дополнительного света, Кроуфорд понял, что освещение все же было. Слабый свет исходил из-под потолка откуда-то в конце коридора. Дитрих шел впереди большими шагами, с легкостью человека, который знал путь и мог пройти по нему хоть с закрытыми глазами. Очевидно, он был здесь не первый раз.
Они подошли к комнате. Никаких подписей или определительных знаков. Только серийный номер на маленькой пластинке, прибитой к стене рядом с дверью, ниже панель управления. Дитрих ввел код доступа и открыл дверь. Кроуфорд осторожно зашел внутрь вслед за Дитрихом. В комнате было очень темно.
- Закрой дверь, - прошептал Дитрих.
Кроуфорд слышал, как мужчина остановился, но в кромешной темноте разглядеть где не получалось. Он повернулся и захлопнул дверь. Он даже не успел убрать руку с ручки двери как почувствовал тяжелую ладонь на плече.
О, черт.
Дитрих с силой сжал пальцы, причиняя боль, сминая ткань. Кроуфорд не двигался, выжидая. Там, где Дитрих касался его, разбегались толпы мурашек. Присутствие мужчины было неприятным, но Кроуфорд не мог ничего с этим поделать. Его тут никто не спрашивал. Сейчас даже дыхание должно быть таким, чтобы Дитрих не заподозрил, что ему что-то не нравится.
Единственное чего Кроуфорд хотел, просто знать - это происходит в реале либо опять Дитрих ебет ему мозг?
- Что ты сделал с моим телепатом, Оракул? - прошептал Дитрих.
Кроуфорд почувствовал губы на своей шее. Совсем как тогда, в кабинете Дитриха... За исключением того, что в этот раз не было никакого возбуждения, лишь кромешная тьма вокруг.
- Я знаю, как это выглядело, но у меня хорошие новости, герр Дитрих, - сказал Кроуфорд, не позволяя себе задуматься о том, что возможно ждет его в этой комнате. Это какая-то камера пыток? Личный подвал Дитриха, где он отрывается на полную катушку? Кроуфорд не позволял беспокоится себе по этому поводу. Он продолжил. - Я добился прогресса с Вашим телепатом, когда ему перестали колоть лекарства. Я собирался дать подробный отчет в своем следующе докладе...
- По-твоему мне сейчас нужны какие-то бумажки? - зашипел Дитрих.
По мнению Кроуфорда мужчина как раз и пригласил его сюда... для отчетности. Они уже проходили это. Правда сейчас у Кроуфорда совсем не было сил проверять свои внутренние границы, свой лимит. Он и так на грани.
- Вы задали вопрос, герр Дитрих, - ответил он тихо. - Если Вы позволите мне продолжить...
- Ты думаешь, я поверю, что ты сделал это осознанно? - Дитрих снова оборвал его. - Думаешь, я поверю, что ты создал связь с нетренированным телепатом, у которого чистый дар... сознательно, не консультируясь в первую очередь с опытными телепатами?
У Кроуфорда язык зачесался ответить колкостью, что для начала ему нужно было выдать нормального опытного телепата, чтобы тот как раз и проконсультировал его. Однако говорить такое не стоило. Руки задрожали, и Кроуфорд отпустил ручку двери. Он закрыл глаза. Все равно в этой кромешной тьме ничего не видно, а так можно хоть немного сконцентрироваться. Он так надеялся, что ему удастся хоть немного передохнуть перед встречей с Дитрихом. И совсем не удивился, когда мужчина не дал ему и минутки прийти в себя. Кроуфорд попытался успокоить дыхание и частивший пульс.
Но это было не так легко. Стоявший за спиной Дитрих давил своим присутствием, жаром тела. Кроуфорду было так холодно, что неосознанно он потянулся к теплу. Будет хорошо прильнуть к разгорячённому телу. Будет даже очень хорошо, потому что, возможно, Дитрих сам этого хочет.
- Нет, герр Дитрих, - ответил Кроуфорд. - Все вышло случайно, но закончилось все хорошо. Я установил связь с мальчиком. Я...
Смех Дитриха плыл в ушах.
- Считаешь, что разобрался с делом?
Кроуфорд почувствовал руку на своем бедре. Дитрих. Сердце Кроуфорда заколотилось как сумасшедшее, но он продолжал стоять. Он не двинется с места пока ему не прикажут либо мысленно не внушат. Определенно сейчас Дитрих хотел покорности, а не вызова. Каждое случайное, ненамеренное движение будет иметь последствия.
- Я считаю, что делаю успехи, герр Дитрих, - попытался он снова. - Если Вы позволите...
- Я позволю тебе показать мне, что ты называешь прогрессом, - шепнул Дитрих ему в ухо. Рука скользнула вверх по ягодице, потом по руке к плечу. Дитрих легонько надавил вниз. Кроуфорд покорно опустился на колени. Он почувствовал, как мужчина другой рукой провел по спине вверх, чувственно пройдясь по позвонкам и шее, пока наконец не запустил пальцы в волосы. Кроуфорд чувствовал, как Дитрих перебирает пряди, мягко сжимая их в горсти, как с силой тянет за них, заставляя Кроуфорда запрокинуть голову, прижимая к паху, где твердо и горячо.
У Кроуфорда была чертовски хорошая идея о том, что это такое могло быть - твердое и горячее.
Он выкинул мысли о стоящем члене Дитриха и сосредоточился на приказе. Он расслабился - на сколько это было возможно в такой ситуации - и позволил своему разуму упасть назад во времени.
Он постарался воспроизвести все что случилось в малейших подробностях. Правда скорректировал несколько моментов. Движения. То тут, то там. Слова, которые не были произнесены или же почти сорвавшиеся с языка. Переработанные воспоминания были так же хороши как и оригинальные. Никаких сомнений.
Возможно, Дитрих считал, что уставший Кроуфорд быстрее скажет правду, поэтому так грубо подталкивал его. Ведь все в Розенкройц знали, что страшнее невыполненного приказа, хуже заваленного экзамена у Дитриха, была ложь ему. А пробовать солгать, когда ты ослаблен психически, просто самоубийство.
Поэтому Дитрих даже не задумается, что Кроуфорд сможет хоть что-то утаить от него.
Паучьи лапы заползли в него, прошлись сотней холодных капелек дождя. Кроуфорд сложил руки на коленях, смиренно ожидая конца пытки. Голова все еще была неудобно запрокинута назад. Он бы расслабился, но Дитрих жестко удерживал его.
Кроуфорд не задумываясь толкнулся в руку, сильнее прижался затылком к паху, осторожно повернул голову, удобнее устраиваясь, наконец расслабляя шею...
- И что ты такое вытворяешь, Оракул? - промурлыкал Дитрих.
Да, нет... он не для того... Но как только Кроуфорд задумался, то вдруг осознал, он был доволен тем, что невзначай потерся о пах мужчины. Дитрих ослабил хватку, отрываясь от просмотра воспоминаний.
Кроуфорд двинул головой еще раз, теперь уже намеренно стараясь вызвать у мужчины дрожь удовольствия. Однако Дитрих продолжал спокойно стоять. Кроуфорд рискнул предположить.
- Вам не нравится, герр Дитрих?
- Мм, - низко протянул Дитрих. - Вопрос в другом... а тебе?
Кроуфорд снова потерся затылком. Ему казалось, что это Дитриху нужнее. Ведь так? Да. Да - единственный ответ, который приемлет мужчина, который Кроуфорд должен дать несмотря на то, что прикажут. Ему казалось, что он знает, что хочет услышать Дитрих.
- Мне нравится то, где моя голова сейчас, герр Дитрих.
Дитрих сжал в кулаке волосы и резко дернул Кроуфорда, подтягивая того повыше. Выпуклость в штанах мужчины прижалась к шее Кроуфорда.
- Не лги мне..., - прошептал он.
Кроуфорд приподнялся на коленях.
- Простите, герр Дитрих. - Он расправил плечи, прижимаясь к бедрам Дитриха. - Мне показалось, что Вы чем-то недовольны и я подумал, что могу...
Его как будто окатило ледяной водой. Ему стало стыдно, а гордость кажется умерла в муках. Дитрих начал хохотать. Зло и холодно.
- И ты подумал, что можешь раздвинуть передо мной ноги, как конченная шлюха? По-твоему, насколько же я не профессионален, Оракул?
У Кроуфорда все внутри сжалось. Насколько же он сам не профессионален? Он вспыхнул, залился краской, щеки горели от стыда. У него не было ответа. Это даже хуже, чем было в кабинете у Дитриха.
- Ну-ну, Оракул, - промурлыкал Дитрих в ухо. - Не думай, что я не ценю твои старания... но что заставляет тебя верить, что я не имею ни малейшего понятия, что... - Дитрих прошелся языком по шее к уху, облизал мочку, - ...тебе нужно на самом деле?
Сердце выпрыгнуло из груди. Кроуфорд чувствовал, как земля уходит из-под ног. Но отступать уже поздно. Он не представлял, что еще нужно Дитриху, ведь и так уже все понятно. Молчание затягивалось.
- Я не уверен, что правильно Вас понял, герр Дитрих, - сказал Кроуфорд.
- Лгунишка, - прошептал Дитрих.
Что? Но это правда! Это... это...
Вместо бессмысленных слов лучше снять пиджак. Мысленный толчок. Кроуфорда начало трясти, сердце стучало где-то в глотке. Дитрих обрекал его на еще большее унижение этим приказом. Но как бы то ни было, если это то, что мужчина хотел... значит у Кроуфорда не было выбора. Он повиновался мысленному внушению.
Кроуфорд медленно потянулся к пуговицам. Он надеялся, что со стороны эта задержка могла показаться чувственной игрой. Не прокатило. Дитрих спросил.
- Что так неохотно, Оракул?
- Возможно я не так понял...
- Я сейчас не о твоих потугах устроить мне стриптиз, Оракул, - перебил его Дитрих. - Я знаю все твои потаенные желания. И это явно не одно из них. Так что же здесь непонятного? Думаешь меня можно одурачить, притворяясь, что тебе это по кайфу?
Возможно, мужчина всем этим хотел загнать его в угол, но вместо этого Кроуфорду вдруг открылась лазейка вернуться в игру.
- Это всего лишь недоразумение, герр Дитрих...
Дитрих снова прервал его.
- О, поверь, никакого недоразумения нет. Я очень хорошо тебя понимаю. Ты ненавидишь телепатов, потому что боишься нас. А боишься потому, что... не можешь... противостоять нашему дару..., - обманчиво мягкое мурлычущее начало речи сменилось рыком под конец. Дитрих схватил Кроуфорда за подбородок, грубо повернул голову, утыкаясь губами ему в ухо. Больно.
«У нас есть то, что ты не можешь контролировать... и как любой хороший пророк ты боишься всего, что не поддается твоему контролю. Разве я не прав?»
Кроуфорд закрыл глаза. Его беспокоила близость Дитриха. Особенно зубы мужчины у шеи, прямо около сонной артерии.
- Правы, герр Дитрих, - сказал Кроуфорд и повернув голову еще немного, ткнулся в щеку Дитриха, потерся как кот. Он вспыхнул румянцем снаружи и стыдом внутри. Несомненно, Дитрих заметил это. Но... правда всегда была лучшим оружием Кроуфорда. Он больше не пытался скрыть чувства и эмоции. - Когда я сказал, что произошло небольшое недоразумение, я имел ввиду это... Сопротивлялся, потому что боюсь, но... - Кроуфорд, наконец, осмелился поднять глаза вверх, - ...разве это не тот страх, от которого я должен избавиться?
Он не мог разглядеть выражение лица мужчины, возвышающегося над ним. Кроуфорд все еще гадал реальность это или нет, однако, сейчас уже было все равно. Как бы то ни было его действия были осознанными, вне зависимости в какой действительности он находился в реальной или ментальной. Дитрих понимал это, и только это имело значение. Кроуфорд ждал, руки все еще дрожали, сердце скакало как бешеное, усталость делала его слабее, но сейчас все разрешилось в его пользу, потому что он знал, Дитриху понравился ответ. Дитрих хотел видеть его слабым. Кроуфорд был уверен, что мужчина наслаждался его беспомощностью, стыдом и унижением.
- Очень хорошо, - довольно сказал Дитрих. - Запомни..., - он оттолкнул голову Кроуфорда от себя, выпуская и железной хватки. Кроуфорд подвигал челюстью. Больно. Дитрих нежно провел пальцами линию от виска по щеке и дальше к губам Кроуфорда. - Никогда не ври мне, Оракул.
Кроуфорд осторожно приоткрыл рот и высунул кончик языка, лизнул пальцы Дитриха, послушно не пряча свою неуверенность.
- Да, герр Дитрих, - прошептал он.
Дитрих довольно хмыкнул, убрал руку, отступил назад, давая Кроуфорду видимость личного пространства, позволяя обдумать ситуацию, сделать в этом танце следующий шаг. Что ж, Кроуфорд уже увяз по самое не хочу, а значит доигрывать надо до конца. Он повернулся на коленях к Дитриху, потянулся к ремню. Мужчина позволил расстегнуть пряжку, поощрил Кроуфорда легонько толкнув вперед бедра. Кроуфорд посильнее наступил на горло своей гордости и сосредоточился на действиях. Пряжка, пуговица, молния. Чувственно провести по торсу и ниже, поддевая края рубашки. Кроуфорд заметил, что на Дитрихе очень удобное нижнее белье...
Внезапно вспыхнул свет. Кроуфорда поморгал, привыкая к яркому освещению. На секунду ему показалось, что он ослеп. Глаза налились болью, в уголках собралась влага. Он понадеялся, что она не была похожа на слезы. Сердце упало в пятки. Первая ужасная мысль: не было ли тут публики, наблюдающей за ним, стоящим на коленях и собирающимся исполнить первый в своей жизни минет. Наверное, достойное наказание за то, что по мнению Дитриха он совершил.
Но нет. Ничего такого не было. Как только глаза Кроуфорда привыкли к свету, он понял, что все еще стоял у двери, сжимая ручку обеими руками. Пальцы дрожали, а ноги вот-вот готовы были подломиться от слабости. Но он не был на коленях. Он стоял спиной к комнате, а не перед Дитрихом. Мужчина не трогал его. Не было рук на теле, плече, в волосах и на губах. Дитрих стоял рядом с переключателем и слева от Кроуфорда.
Кроуфорд медленно повернул голову. Дитрих смотрел на него хищно скалясь. Не таясь он облизал взглядом Кроуфорда с головы до пят. Его взгляд скользил медленно. Ниже, ниже, еще ниже...
«Хорошо поиграли, Оракул,» - сыто сказал Дитриха.
Кроуфорд ожил, оттолкнул свое тело от двери.
Он был немного шокирован, возможно поэтому ощущение довольства от комплимента смазалось. Даже несмотря на то, что впервые мужчина похвалил его, все прошло мимо Кроуфорда. К тому же Дитрих вообще раньше считал, что Кроуфорд не способен играть по-взрослому... и признание заслуг. Правда Кроуфорд пока еще не знал то ли ему радоваться, то ли пойти самоубиться.
Кроуфорд улыбнулся, повернулся готовый идти дальше за Дитрихом. Однако стоило ему осмотреться, как улыбка сползла с лица. Они были не одни в комнате. Точнее в комнате-клетке. Здесь был стол. Несколько стульев, в ряд стоявших у стены. Напротив стояла кровать. Железные цепи от наручников тянулись по полу, обвивали ножки, перекручивались выше, заползая на кровать и терлись в простынях. Кроуфорд проследил за ними взглядом. Концы были пристегнуты к тяжелому металлическому воротнику, обхватывающему шею очень бледной и худой женщины.
Она лежала на спине, лицом в потолок. Ее короткие светлые волосы разметались по подушке. Кудряшки создавали некий нимб, как у ангела. Лицо с тонкими чертами -спокойное и умиротворенное. Губы были приоткрыты, словно вот-вот заговорит. Однако с уст женщины срывалось лишь еле заметное дыхание. Она вся была хрупкая, Кроуфорд даже смог разглядеть выпирающие косточки через тонкое одеяло. Если не вглядываться, то можно подумать, что тут лежит не живой человек, а труп.
Женщина изредка и тяжело моргала, и ее глаза привели Кроуфорда в ужас. Они были белыми. Полностью. Ни намека на зрачок или радужку. Выражение глаз было абсолютно пустым.
- Это объект семь-девять-шесть-альфа, - приторно пропел Дитрих. - Видящая, - он ухмыльнулся, рассматривая Кроуфорда. - У объекта одна из разновидностей твоего дара, Оракул.
Кроуфорд все еще таращился на женщину. Цепи были не настолько длинными, чтобы позволить ей свободно ходить по комнате. Руки задрожали еще сильнее, и он убрал их за спину, расправляя плечи. Небольшая уловка, чтобы казаться спокойнее, чем есть на самом деле. Как будто он мог казаться спокойным в такой ситуации.
- Ясно, герр Дитрих, - сказал он. Задавать вопросы не хотелось. Видимо у Дитриха были свои причины приводить его сюда и показывать эту женщину.
- Она здесь около одиннадцати лет, - Дитрих подошел ближе. - Ей было семнадцать, когда она выпускалась.
«Выпускалась», но по ходу так и не выпустилась. У Кроуфорда появилось очень плохое предчувствие по поводу этого.
- Ясно, герр Дитрих, - повторил он бесстрастно, стараясь как можно тщательнее спрятать эмоции. Он еще раз посмотрел на женщину. Она их не слышит? Почему так безразлично лежит в присутствии главного куратора? - Что случилось?
- Она стала провалом. - Дитрих уставился на Кроуфорда немигающим, ястребиным взглядом. Кроуфорд поежился. Мужчина холодно улыбнулся. - У нее нет разума, но дар все еще работает. Она достаточно полезна, пока находится... мм.. в контролируемой среде, - Дитрих приподнял бровь. - Ты понял, Оракул?
Кроуфорд понял. Даже слишком хорошо. Он медленно кивнул, не отрывая взгляда от неподвижной фигуры на кровати.
- Предупреждение, герр Дитрих? - спросил он.
- Напоминание, - промурлыкал Дитрих, повернулся и направился к двери. Больше он не смотрел на Кроуфорда. Просто прошел мимо.
Кроуфорд все еще продолжал смотреть на женщину. Она выглядела... как живая, дышащая смерть. Он никак не мог отвести взгляд. А еще он не был идиотом. Он знал, на что намекал Дитрих. Комаров тоже говорил об этом. Только немного по-другому. Поэтому Кроуфорд прекрасно понимал, что значить стать ошибкой. Провалом. Но... одно дело слышать, другое - видеть. Ведь он никогда не задумывался, что это может произойти с ним. Только не с ним. Но сейчас Кроуфорд смотрел в пустые мертвые глаза женщины и угроза закончить вот так же, овощем, внезапно оказалась очень реальной.
... Особенно после того, что он сделал. Что они с мальчиком сделали.
Он напрягся, когда почувствовал руку на плече. Кроуфорд повернул голову и встретил изучающий взгляд Дитриха. Мужчина стоял совсем близко, с силой сжимая пальцы на плече Кроуфорда. Ястреб поймал свою добычу.
- Я с нетерпением жду твоего отчета на следующей неделе, Оракул, - бездумно пробормотал Дитрих. Он ослабил хватку, погладил предплечье Кроуфорда, прошелся пальцами вверх по руке к шее, огладил челюсть... медленно надавил и провел большим пальцем по губам. Дитрих ухмыльнулся.
Кроуфорд не ответил. Он сосредоточенно смотрел в глаза Дитриху, но рот все равно приоткрылся под умелой лаской мужчины. Дитрих еще раз огладил губы, затем медленно убрал руку. Кроуфорд кивнул.
Мужчина расплылся в хищной улыбке. А затем свет погас.
- Идем, Оракул, - промурлыкал Дитрих. - Надо как следует отдохнуть.
Кроуфорду все время хотелось оглянуться пока они шли от комнаты-клетки, где лежала женщина. Но он удерживал себя от этого неимоверным усилием. Лучше пялиться в спину главного куратора.

 

* Да, герр Кроуфорд. (нем.)


@темы: перевод, Weiss Kreuz, Case of the Red Demon, фанфики