Assi
Всякая душа есть маленькое тайное общество(с)
Что он сделал с тобой?
----------------------------------
Кроуфорд так сильно устал, будто его мозги весь день использовали как половую тряпку, которой вытерли все полы в школе. Однако уснуть он не мог. Хотя, возможно, именно из-за усталости сон к нему и не шел. Мозг все еще работал, и перегруз ментальных и физических сил Кроуфорда его совсем не волновал.
Кроуфорд продолжал думать о мальчике. После краткого инструктажа на следующую неделю, Дитрих не позволил повидать мальчика и проверить все ли у него хорошо. Хуже. Он отправил Кроуфорда, как маленького бестолкового ребенка в кроватку. Кроуфорду пришлось пойти в общежитие, и так как заняться особо было нечем, он лег в постель, даже закрыл глаза. Но сна ни в одном глазу, а в голове все мысли только о мальчишке.
Затраханный мозг выдавал идеи, которые пугали до чертиков. Вдруг Дитрих передумал. Вдруг он позже отдал Сильвии другой приказ и мальчик уже мертв? А может оказалось, что Кроуфорд был прав и мальчишке было хуже, чем изначально решил Дитрих и теперь мальчик в больничном крыле. Овощем лежит на белых простынях, закованный в цепи. Сообщили бы об этом Кроуфорду? Он в этом очень сомневался.
Он так себя накрутил, что даже вскочил, решив вернуться в лаборатории и проверить, где сейчас мальчик. Такая нездоровая зацикленность просто смешна. Кроуфорд вернулся в кровать. Он должен спокойно дождаться утра. А лучше, попробовать заснуть и принять тот факт, что он все же смог обдурить Дитриха и уйти из его лап безнаказанно. Он должен быть доволен собой и ситуацией в целом. Он все сделал как надо.
...и с мальчишкой тоже все хорошо.
А если нет? Что ему тогда делать? Будет ли это первой ошибкой его дара?
Он просто не мог это принять.
Он никогда не ошибался. Поэтому ему не о чем беспокоиться. Все шло по плану. Пусть и наспех скорректированному. И уж, конечно, маленький рыжий дьяволёнок тоже в порядке. Ведь если что-нибудь было бы не так, если что-то случилось, дар его предупредил бы? Да? Да. Его дар показал бы ему, что будущее изменится, он почувствовал бы изменения кончиками своих пальцев. Он бы обязательно заметил.
...конечно это только в том случае, если Дитрих все же просто поставил щиты, а не сделал что-нибудь еще плохое.
Наверняка Дитрих мог бы. Может Кроуфорду пойти и поговорить об этом с Комаровым? А еще спросить, что тот думает о произошедшем. Кроуфорду нужен был трезвый взгляд со стороны. Ему хотелось остаться до поздна в комнатах Комарова и поговорить с ним о причинах и следствиях. Как раньше. Он хотел бы обсудить возможность телепатического вмешательства, затрагивающее инстинкт предчувствия.
Кроуфорд быстро выбросил эту идею из головы.
Но несмотря на то, что он старался избавиться от мыслей, мозг так и не дал ему спокойно отдохнуть ночью. Кроуфорду удалось подремать пару часов, но проснулся он задолго до того времени, когда должен был встать. Он пообещал своему организму отоспаться в следующую ночь. Но перед этим ему обязательно нужно увидеть мальчика. Тогда уж он точно сможет уснуть спокойно.
Приведя себя в порядок, Кроуфорд сразу пошел в столовую, чтобы набрать корзину лакомств. Он попросил положить несколько вкусных пирожных и две бутылки апельсинового сока. Те, кто работали в кафетерии уже привыкли к странным просьбам Кроуфорда. Однако он не был уверен в том, что на самом деле они думают об этом. Судя по улыбкам и позабавленным выражениям лиц, они все решили, что он встречается с какой-нибудь девочкой.
Идиоты.
Неужели они считали, что Кроуфорд из тех парней, кто будет дарить цветы и конфеты, понравившейся девке? Действительно? Пока он выбирал из предложенных пирожных, краем глаза заметил стайку девушек сбоку. Они призывно улыбались и, кажется, даже строили глазки. А эти походу думали, что смогут немного отвлечь его от его же воображаемой девушки своими заигрываниями. Хотя Кроуфорд понимал их, наверное. Большинству нравится, когда парень щедр на подарки. Скорее всего они считали его романтиком. Если бы они только видели его глаза! Подхватив корзинку, он направился к выходу.
Ха.
Никто из них не знал его. Никто.
- Ну, доброе утро, герр Кроуфорд.
В приветствии слышалась приторная улыбочка... Кроуфорду даже не нужно было оборачиваться, он и так прекрасно знал, кто это выскочил у него из-за плеча.
- Доброе, фройляйн Лин, - он поприветствовал ее легким кивком. Но не остановился и даже не повернул головы, пока она не догнала его и не пошла шаг в шаг. Он косо посмотрел на нее. Сильвия сияла улыбкой как начищенная монетка. И это ничего не говорило о состоянии мальчика. Возможно это значило, что с ним все нормально. Хотя если мальчик умер, то дело бы закрыли, и ей дали бы задание поважней, получше, верно? Ну, или бы ее наказали за просчет. Кроуфорд был уверен, что Дитрих обязательно бы возложил вину на подчиненных за свои собственные ошибки.
- Значит ты еще в деле, герр Кроуфорд, - сказала она, внимательно разглядывая содержимое корзины.
- Да, фройляйн Лин, - спокойно сказал Кроуфорд. Он быстро посмотрел на нее. - Значит дело еще есть?
Она еще шире улыбнулась.
- О, да. С мальчишкой все нормально. Я никогда не видела его таким уставшим. Ты заставил его что-то делать? Что-то очень сложное? - она с любопытством заглянула ему в лицо.
Он кивнул.
- Это оказалось более утомительным, чем я ожидал, - Кроуфорд прямо посмотрел ей в глаза. - Вы сказали, что герр Дитрих хотел вытащить меня оттуда.
Улыбка исчезла с лица. Она отвела взгляд, и какое-то время шла молча, заложив руки за спину.
- Да. Я говорила это, - прошептала она.
Кроуфорд отвернулся. Его тон остался нейтральным.
- Он пытался?
Сильвия замедлила шаг. Кроуфорду пришлось подстроиться. Наконец, она с тяжелым вздохом ответила.
- Он сказал, что не смог найти тебя.
Они вышли во двор, и Сильвия цепким взглядом окинула пространство. Она оттеснила его в сторону, так чтобы они находились немного поодаль ото всех остальных, мимо проходивших. Внезапно ее рука поползла по груди Кроуфорда, а ее дар обездвижил его. Теперь они стояли почти в обнимку. Сильвия повисла на нем как пиявка.
Ну, вот, рассеяно подумал Кроуфорд. Теперь уже сплетней о якобы появившейся девушке не избежать.
Она начала говорить холодно, профессионально и очень тихо.
- Слушай, Оракул. Я скажу это только один раз.
Кроуфорд слегка наклонил голову. Сильвия зло улыбнулась и мягко потерлась щекой о его плечо. Кроуфорд тяжело вздохнул. Ну ладно. Со стороны они, наверное, выглядели как влюбленная парочка. Зато их шептаниям будет оправдание.
- Ладно, - сказал он мягко. - И что же это?
Он наклонился еще немного, как будто собираясь поцеловать Сильвию. Она откликнулась, повернула голову, подстраиваясь. Ее глаза сияли. Она была чертовски хороша. Даже Кроуфорд поверил бы в этот спектакль, если бы не знал девчонку до этого.
Хотя, возможно, она была честна в своих эмоциях. Отчасти, конечно же. Сильвия казалась Кроуфорду увлекающейся натурой. И ей явно доставляла удовольствие их маленькая игра.
- Герр Дитрих сказал, что вы застряли в какой-то телепатической связи. И да, он не мог вас вытащить, потому что, как он сказал, ему не попасть к вам. И я предположила, что он изначально пробовал разъединить вас.
Она предположила? Кроуфорд нахмурился. То, что произошло с ним и мальчиком в ментальной реальности напоминало нападение. И в первую очередь он подумал о Дитрихе. И его попытках войти к ним в связь. Он был уверен, что Сильвия что-то видела, потому что она так уверенно говорила об этом. Это точно была атака? А если нет, то что же случилось на самом деле? Может те холод и тьма были страхами самого мальчика?
Взгляд Сильвии стал более напряженным. Она продолжила.
- Он сказал, что ломать вашу связь нельзя. И разъединять тоже опасно. Потревожив одного, можем потерять обоих.
Кроуфорд медленно кивнул.
- Он объяснил почему?
- Сказал, что ты можешь потеряться там и вернуться только отчасти. А мальчик точно станет овощем.
Кроуфорд нахмурился.
- Но у меня есть щит...
Сильвия покачала головой.
- Он сказал, что щит не позволит телепату стереть твой разум полностью. Поэтому и вернулся бы ты отчасти. Я была так же удивлена. Думала, что щит должен останавливать мальчика. Но, видимо, пророкам ставят другие щиты. Не такие как телекинетикам.
- Вот как, - пробормотал Кроуфорд. Разные щиты для разных паранормальных сил? Возможно... это могло бы объяснить, как работал щит, влиял ли на его дар предвидения.
- Это и не удивительно, полагаю, - отметила Сильвия, пожав плечами. Она немного отстранилась от Кроуфорда. Кажется, она сказала больше, чем намеревалась. Но все равно продолжила. - Я должна была догадаться, видя, как мальчик не ощущает присутствия герра Комарова. Хотя меня он-то всегда прекрасно чувствовал.
Кроуфорд никак не отреагировал на этот внезапный сюрприз. Он сделал шаг вперед, потом еще один. Он пошел вдоль аллеи, глядя прямо перед собой. Комаров был у мальчишки. Сильвия предположила, что щиты Кроуфорда и Комарова одинаковы, потому что мальчик не чувствовал Комарова. Она думала, что это связано с тем, что они оба были пророками. Но это не так. Мальчик очень хорошо чувствовал Кроуфорда.
В том, что сказала Сильвия было что-то важное, но он никак не мог понять, что же это.
Кроуфорд хотел бы расспросить поподробнее Сильвию насчет визитов Комарова к мальчику. Но то, как она об этом говорила, намекало, что он должен был быть в курсе этих посещений. Если он спросит, то сразу станет понятно, что для него это новость. А на самом деле он ни сном, ни духом. Нет уж. Лучше, убедить ее, что он в курсе, ну, или хотя бы ожидал таких вот визитов.
Во всяком случае на данный момент есть вопрос и поважнее. Он остановился, развернулся к Сильвии и обнял ее за талию, мягко притягивая к себе. Кроуфорд прижался губами к ее виску, потом ниже к аккуратному ушку.
- Не поймите меня неправильно, фройляйн Лин... но зачем Вы рассказываете мне все это только сейчас? Новый приказ?
Сильвия отклонила голову, чтобы посмотреть в лицо Кроуфорду. Она смотрела на него своими карими глазами. И ее длинные прямые волосы шевелил ветер, шелковые темные прядки развивались вокруг шеи и плеч. Кроуфорд посмотрел на деревья. Листва даже не шелестела. Это она была ветром. Он почувствовал, как ее дар нежно прикоснулся к щеке. Если бы он не знал эту гадюку, то мог бы предположить, что она ласкала его с любовью.
- Скажем так, - прошептала она, - я не была вознаграждена за свое усердие в этом деле. И мне надоело. Если моя информация сможет помочь тебе выполнить это задание быстрее, то я расскажу все, что захочешь.
Кроуфорд прижал ее теснее. Так, что должно быть она смогла почувствовать тепло его тела. Для холодного осеннего дня, она была слишком легко одета.
- Ну, тогда... Вы можете рассказать мне что-нибудь о лекарстве, которое ему давали?
Она мягко рассмеялась.
- О, герр Кроуфорд... значит никогда не сдашься, да? - в ее голосе слышалось довольство. Она обняла его в ответ, прошлась рукой по пояснице и ниже, огладила задницу. Кроуфорд сделал страшные глаза. Блин, вот стерва, своего не упустит. Она еще немного помяла его задницу и наконец, усмехнувшись, переложила руку на его поясницу. С вызовом приподняла подбородок. - Нет, герр Кроуфорд. Жаль это говорить тебе, но я и вправду ничего не знаю о лекарстве. Изобретение Розенкройц. Должно было помочь в обращении с ним и усложнить ему использование дара. Какая тебе польза от этой информации сейчас? Его больше не пичкают наркотой.
Кроуфорду хотелось отпрыгнуть от нее подальше. Но он даже руку не мог убрать. Не сейчас, когда игра в самом разгаре. Вместо этого он спустил ладонь с талии Сильвии ниже на бедро. Попка у нее даже очень округлая оказалась. Под ее вечными воздушными платьями так и не разглядишь. Он провел кончиками пальцев чуть выше, перешел на запястье. Нежно погладил ее руку и тонкие пальчики. Какая же она теплая. Тепло заструилось вверх по руке. Она посмотрела вниз на соединенные руки. Сильвия широко распахнула глаза. Она тоже почувствовала тепло и небольшой разряд, как от тока.
Он не ожидал, что ее тело окажется мягче и податливее, нежели характер.
Не то, что его уж очень сильно волновало ее тело. Кроуфорд снова притянул ее к себе, наслаждаясь пряными духами.
- Тогда расскажи мне..., - прошептал он. - ...как ты ощущаешь это? Щиты.
Она потерлась о него бедрами, прошлась снизу-вверх своим даром, посылая мурашки удовольствия по всему телу Кроуфорда.
- Не знаю, как описать их, - сказала она. - Другие, как и я, обладающие щитами не могут слышать мальчишку. Я лишь чувствую давление, но его голос всегда звучит, как будто он говорит со мной через сломанный телефон. Я почти не понимаю его.
Неисправный телефон. Сломанное радио... чем тяжелее, надежнее и толще щиты, тем эффект сильнее.
- Это все? - прошептал Кроуфорд. Еще чуть-чуть и они точно поцелуются.
Она поддалась вперед, наклонила голову, показывая, что поцелуй был бы неплох сейчас.
- Да, герр Кроуфорд, - она мурлыкнула. - Боюсь, что все.
Кроуфорд усмехнулся.
- А Вы не так полезны оказались для меня на самом деле, фройляйн Лин.
- Я буду настолько полезна, насколько ты решишь меня сделать такой..., - она прижала руку к его груди и чувственно погладила.
Кроуфорд колебался. Он еще не решил, будет ли целовать ее, но она, видимо, уже все решила. За них обоих. Перехватив инициативу, она приподнялась на цыпочки и поцеловала его. Ее губы были теплыми и мягкими, но не такими податливыми, как тело. Она вела в поцелуе, без разрешения протолкнула юркий язычок внутрь, обласкала внутри и снова вернулась к губам Кроуфорда. Она контролировала поцелуй, однако не его мысли и тело.
Она сжала пальцы вокруг его запястий, когда поняла, что Кроуфорд совсем не отвечал. Тепло между их руками превратилось в опасный жар. Он понял, что разозлил ее. Все было кончено. Сильвия отстранилась, резко развернулась и ушла. Кроуфорд следил за ней взглядом. Игра окончена. Она хотела уйти как победитель, прежде чем он оттолкнул бы ее.
Кроуфорд заметил, как она замедлила шаг, повернула немного голову, кажется, хотела обернуться. Он подождал. Она все же обернулась и посмотрела на него с триумфом.
Сильвия бросила в него уверенный, торжествующий оскал. Он позволил ей почувствовать себя победительницей. Пусть думает, что контролирует ситуацию: сама решила, когда целовать, когда закончить поцелуй, знала, что Кроуфорд смотрит как она уходит. Но по факту все было совсем не так. Как и всегда.
Кроуфорд же просто решил понаслаждаться картинкой, тем как она выглядела в своем коротком легком платье, с каскадом из длинных черных волос, в которых играл созданный ею ветер, тем как светятся от довольства ее глаза и на губах появляется улыбка. Пророки ценили внешнюю красоту. А Сильвия Лин была маленьким произведением искусства. Воспоминания о ее платьях, взглядах, свободе каждого движения Кроуфорд тщательно собирал и хранил.
Он мягко кивнул, благодаря за поцелуй, за то, что она такая... Для Сильвии его склоненная голова казалась признанием поражения. Но Кроуфорда это уже не волновало. Он развернулся и пошел к лабораториям.
Через секунду он уже забыл о Сильвии. Его разум занимали размышления об информации, которую он получил. Особенно о щитах и Комарове. Зачем Комаров ходил к мальчику? Дитрих был в курсе этих посещений? Если мальчишка не чувствовал Комарова, значит разум того был очень хорошо защищен. Значит Дитрих поставил своему экс-партнеру просто офигительные щиты. Более эффективные, нежели те, которые были у Кроуфорда.
И все же, почему мальчик так по-разному реагировал на разные щиты, поставленные одним и тем же человеком? Так уж и невидим был Комаров для мальчишки? Или было что-то еще... что-то, что Сильвия не могла заметить или понять в силу своего дара и скудных представлений о телепатии?
Так много вопросов... так много.
Кроуфорд добрался до лабораторий, спустился вниз и уже шел по коридору к комнате-клетке, но так и не пришел ни к одному однозначному ответу. Он притормозил у двери, рассматривая красный знак на табличке. Красный Демон... на мгновение он опять задумался об имени мальчика. Если у Розенкройц оно было, почему они не дали его Кроуфорду? Ведь имя могло бы помочь в раскрытии личности мальчика.
Кроуфорд зажмурился. Иногда ему казалось, что все это выдумка. Что мальчик умело им манипулирует. Что зря он волновался. Что тот прекрасно себя чувствует.
Кроуфорд помотал головой, гоня прочь эти мысли. Сейчас уже поздно беспокоиться об этом. Он открыл дверь. К тому же пока он не чувствовал неискренности от мальчика. Ни сейчас, ни в будущем. Он вошел в темную комнату и закрыл дверь, задержал руку на ручке двери. Его неприятно удивило пустое окно.
Мальчик его не ждал как обычно.
Это неприятно кольнуло, оставив чувство разочарования, но оно быстро прошло, сменившись на беспокойство. Кроуфорд выпустил ручку двери и торопливо пересек комнату. Он еще не подошел толком к окну, но уже вытянул руку, и кончики пальцев коснулись стекла даже прежде чем сам он остановился. Он быстро осмотрел комнату-клетку, выискивая яркое пятно рыжих волос. А если мальчика в клетке нет?
Фух. Мальчишка нашелся в углу напротив двери. Он был полностью завернут в одеяло и наружу торчали лишь кончики волос. Он обхватил голову руками, пряча бледное лицо в сгибы локтей. Кроуфорд мог бы предположить, что тот плакал, если бы это не звучало так абсурдно. Даже если он увидел бы в голубых глазах стоящие слезы, он все равно усомнился в их подлинности. Эмоции мальчишки так быстро менялись, перетекали настолько легко, что становилось трудно воспринимать их всерьез.
«Слышишь меня?»
Он был убежден, что мальчишка мог заглушать чересчур громкие мысли. Когда они тренировались он заметил эту небольшую особенность. Вероятно, мальчик самостоятельно пытался учиться. Поэтому либо он глушил Кроуфорда, либо игнорировал.
Либо что-то случилось.
Кроуфорд отошел от окна, зашел в клетку и плотно закрыл дверь. Он даже забыл поставить корзинку на стол, сразу же прошел к мальчику. Тот все так же не реагировал на его присутствие. Кроуфорд опустился на колени, корзину поставил рядом. Он внимательно изучал скрюченную фигурку, завернутую в одеяло. Что, если мальчик мертв? Его продрало ознобом.
Кроуфорд медленно протянул руку. Он наделся, что мальчик просто глубоко спит. И еще надеялся, что, дотронувшись не спровоцирует защитные рефлексы мальчика в виде атаки на его мозги. Он почти дотронулся до головы мальчишки, осталась лишь пара сантиметров, когда руки мальчика дрогнули и немного сползли вниз, открывая яркие голубые глаза. Мальчишка смотрел прямо на Кроуфорда.
Кроуфорд замер так и не прикоснувшись. Глаза мальчика ввалились, выражение лица абсолютно пустое. Это было как смотреть в лицо смерти.
- Где ты был? - прошептал мальчик.
Что на самом деле тот имел ввиду? Почему Кроуфорда не было здесь? Но мальчик не обвинял. Кроуфорд не был уверен, что правильно понял. Голос у мальчишки был пустым, лишенный всякой надежды. Кроуфорду было непривычно видеть эти эмоции у красного демона.
- Приказ герра Дитриха, - пробормотал Кроуфорд. Объяснение вышло каким-то жалким. Это совсем не то, что он хотел сказать. А правильные слова никак не подбирались.
Мальчик посмотрел на него нечитаемым взглядом, а потом кивнул, принимая такое объяснение.
- Лучше бы ты был тут, - сказал он уверено. Взгляд и голос, выражение лица - все ожило.
Кроуфорд все же опустил руку на голову мальчишки, слегка взъерошил волосы. Мальчик не отпрянул, даже наоборот очень энергично ткнулся макушкой в ладонь Кроуфорда, потираясь. Тактильный контакт усилил ментальный. Между ними что-то натянулось, потащило друг к другу. Где-то далеко раздался звук, как от аккорда. Это произошло очень быстро. Кроуфорд даже не понял будущее это было или прошлое.
Он слегка приподнял уголки губ в намеке на слабую улыбку.
- Как ты себя чувствуешь? - спросил он мягко.
Мальчик закрыл глаза.
- Уставшим.
Он ткнулся ещё раз в ладонь Кроуфорду, правда теперь уже лбом. Он выглядел вполне довольным и, кажется, не собираясь двигаться вообще.
Кроуфорд снова передвинул ладонь на макушку мальчику. Энергия между ними не была шумной или искрящейся. Скорее она как океан после бури. Тихая и спокойная. Мирная.
И снова это слово. Умиротворенность... как так получалось, что он уже не первый раз думает о спокойствии в компании телепата, который несколько раз пытался снести ему мозги?
- Почему ты так сильно хочешь уйти отсюда? - спросил мальчик внезапно.
Кроуфорд замер. Ему потребовалось время, чтобы сориентироваться и ответить на вопрос. Не в последнюю очередь потому, что он осознал возможные последствия своего ответа. Мальчик все еще зависел от Кроуфорда и его присутствия. К тому же он дал ясно понять, что не хочет, чтобы Кроуфорд оставлял его. Однако Кроуфорд совсем не был уверен, понимал ли мальчишка, чего он хочет в конечном итоге добиться. Понимал ли мальчик, что он хочет забрать его из Розенкройц, подальше от Дитриха?
- Ну, - медленно проговорил он. - Я готов покинуть это место, потому что мне нечему здесь больше учиться.
Мальчишка покачал головой.
- Это не то. Ты хочешь уйти. Отсюда. Ты не уходишь к чему-то, ты уходишь от чего-то. Здесь есть что-то, от чего ты хочешь избавиться.
Догадливый дьяволенок. Кроуфорд не ожидал, что мальчишка окажется таким сообразительным. Сейчас он ступал на зыбкую почву, начиная говорить об этом. Такие разговоры лучше вести мысленно, за толстыми щитами, а лучше всего в той комнате, что они создали недавно. Однако мальчишка устал и вряд ли способен был перенести их обоих туда, к тому же Кроуфорд не хотел рисковать, используя ментальную связь, которую пока еще не особо понимал. Что ж, придется вести разговор здесь и сейчас.
- Это не совсем так, - опроверг вывод мальчишки Кроуфорд, стараясь особо не углубляться в свои эмоции. - Это место послужило своей цели. Теперь оно стало лишь помехой. Я хочу избавиться от него.
Мальчик внимательно посмотрел на него.
- Когда ты уйдешь отсюда, ты не пойдешь к горам, - сказал он задумчиво. Слова прозвучали в никуда, будто мальчишка говорил сам с собой.
- Нет, - все же ответил Кроуфорд. - Не пойду. Потому что кроме гор там есть еще много чего интересного.
Мальчик облизнулся.
- Да, - он медленно кивнул, а потом еще раз. Выражение лица стало решительным. - Мы уйдем вместе.
- Да. Когда-нибудь обязательно, - Кроуфорд не хотел обещать ничего конкретного. Он не мог. - Но прежде, тебе многому нужно научиться.
Кроуфорду не было никакого дела, когда конкретно выйдет отсюда мальчишка. Сам он не собирался оставаться здесь дольше положенного. Ведь образование, нормальное обучение после стабилизации мальчишки могло занять годы, прежде чем тому разрешат уйти из Розенкройц. Даже если мальчишка начнет прямо сейчас... Нет... Кроуфорд не мог ждать столько. Они встретятся снова. Уже за пределами Розенкройц. Кроуфорд подозревал, что гораздо позже. Но сейчас мальчику не обязательно знать об этом.
Улыбка мальчишки превратилась в оскал.
- Так давай начнем, - прошипел он и подался вперед, обхватил шею Кроуфорда обеими руками, потянул на себя, намереваясь поцеловать. Кроуфорд тут же среагировал, вцепился в рыжие лохмы и оттащил голову мальчишки от себя. Между ними было не больше нескольких сантиметров, и Кроуфорд мог наблюдать голодный оскал мальчика во всей красе.
- Первый урок, - настойчиво припечатал мальчик. - Нужно больше практики.
Вот же злоебучий шельмец. Маленький распутник. Кроуфорд покачал головой. Не здесь и не сейчас. Не тогда, когда Дитрих следил за ними куда тщательнее, чем раньше. К тому же раньше поцелуи были инструментом, а сейчас Кроуфорд видел в глазах мальчика совсем другой голод. Пора прекращать. Кроуфорд не собирался потакать мальчишке.
- Не такая практика тебе нужна, - сказал он строго. Затем кивнул в сторону корзины. - Пойдем, поедим. И я расскажу тебе, чего я хочу от тебя.
Мальчик вздохнул. Однако перестал тянуть Кроуфорда за шею, расцепил руки, перевел свой взгляд на корзину. На лице зажглось любопытство.
- Что ты мне принес?
Кроуфорд встал с пола и улыбнулся.
- Почему бы тебе не подойти сюда и не выяснить самому?
Кроуфорд поднял корзину, подошёл к столу. Мальчишка потянулся следом как на привязи. Словно разбалованный любимый домашний питомец вслед за хозяином...
Кроуфорду определенно понравилось, как это звучало.
--------------------------------------
Столько всего произошло с последнего визита сюда. Он так давно не был здесь. Поэтому казалось, что дорога, стены, коридор, дверь были словно из другой жизни. Его привычный мир перевернулся вверх тормашками, а потом снова встал на место. Кроуфорд понимал, что его жизнь, его ощущения, он сам никогда не станут прежними.
Когда он вышел отсюда в последний раз, он был учеником, выполнявшим очередное задание. Теперь, стоя у двери он чувствовал себя более подготовленным. Специалистом. Молодым и все еще малоопытным, но все же.
Кроуфорд постоял перед дверью еще пару секунд, затем поднял руку и задержав дыхание, отсчитав точно два удара сердца, все же постучал. Он медленно опустил руку. Немедленного ответа не последовало. Он продолжил выжидать, завел руку за спину, прижал ее к пояснице.
Наконец дверь открылась. Комаров был одет в свою форму. Как всегда, в одном и том же. Кроуфорд никогда не видел, чтобы тот носил что-нибудь другое. Хотя Комаров был одним из руководителей и ему можно было свободно носить все что угодно.
Кроуфорд хотел посмотреть в глаза мужчине, установить зрительный контакт, но не успел. Комаров развернулся и прошел в комнату. Кроуфорд двинулся следом, внимательно наблюдая как Комаров пересек комнату и направился к креслу. Каждый жест, шаг был точен и выверен как часы.
- Что такое, Оракул? - спросил мужчина.
Кроуфорд захлопнул дверь, прошел внутрь. Комаров дошел до кресла, остановился перед ним на несколько секунд. Затем сел, положив ногу на ногу, оперся локтями в подлокотники, переплел пальцы на груди. Поза была выжидательной, но он все еще не смотрел на Кроуфорда, вместо этого рассматривая узор на полу. Он знал, почему его ученик был здесь.
На этот раз Кроуфорд остался стоять.
- Мальчик думал, что герр Дитрих пророк, герр Комаров, - проговорил он спокойно и размеренно. - Герр Дитрих показал ему видения.
Комаров не поднимал глаз.
- Мальчик так сказал?
Кроуфорд кивнул. Он внимательно изучал выражение лица Комарова, надеясь отыскать ответы на свои вопросы. Однако там не было никаких эмоций. Ничего. Ни намека на какие-либо чувства, мысли. Вообще ничего. Только абсолютная мертвая тишина.
- Однако герр Дитрих не пророк, - продолжил Кроуфорд.
Комаров расцепил пальцы, сложил друг на друга, снова расцепил. Его взгляд блуждал по полу, стене напротив, полкам с книгами. Он смотрел рассеяно куда-то вдаль. Ответ был еле слышен.
- Не пророк.
Кроуфорд застыл. Плечи напряглись, затвердели. Все тело стало жестким. Ну, начало положено.
- Это были Вы, герр Комаров, - процедил он. - Не так ли? Герр Дитрих получал видения от Вас.
В этих нескольких словах крылась сотня вопросов. Кроуфорд пришел сюда с одной единственной целью. Комаров должен был принять решение. Он должен был выбрать, какой ответ дать своему лучшему ученику. Своему любимому ученику.
Кроуфорд ждал ответа, чтобы подтвердить свои догадки, либо опровергнуть. Он ждал правды, либо лжи.
Комаров долго молчал. Он снова переплел пальцы. Взгляд остановился на них. Черты лица заострились, делая его еще более уставшим. Он так долго не произносил ни звука, что казалось, он выбрал молчаливую ложь.
Но, наконец, Комаров разлепил губы и выдохнул полушепотом.
- Да, Оракул.
Ломкая тишина треснула, когда Кроуфорд с облегчением выдохнул. Комаров посмотрел на своего ученика, сложив руки чуть выше колена. Они пристально смотрели друг на друга. В тишине молчание между ними стало чем-то большим. Кроуфорд чувствовал, что прошел какое-то сложное испытание. А честный ответ Комарова - признание умений, уважение. Первая партия игры завершилась. Время для второго захода.
Начали.
Комаров поджал губы. В его глазах была издевка. Он поднял руку показывая на дверь. Ему не нужно было быть телепатом, чтобы без слов выпроводить своего ученика.
Кроуфорд кивнул. Он подошел к двери, надавил на ручку, но прежде чем покинуть комнаты, остановился, повернул голову. Достаточно, чтобы краем глаза видеть Комарова.
- Я не буду спрашивать зачем, герр Комаров, - сказал он тихо. Нет. Он не станет спрашивать почему Комаров отдал его Дитриху на растерзание. Почему мужчина все это сделал. Хоть этот вопрос вспухал в груди и жег изнутри, он не стал бы задавать его. Кроуфорд знал, что все это часть большой головоломки, которую ему нужно решить. Это часть игры. И когда первая партия была отыграна, он наконец-то понял до конца все правила. Получив ответ на вопрос, он никогда бы не смог выиграть, не смог бы вести в следующей партии.
Кроуфорд открыл дверь, закончив разговор. Пока он выходил, спину жег внимательный взгляд Комарова. Мужчина еще долго смотрел на закрытую дверь.
Между ними никогда уже не будет как прежде.
-------------------------------------
Он слышал «его».
Он лежал на полу своей камеры в углу, прислонившись плечами к стенам. Именно в такой позе голова почему-то не болела. К тому же когда за спиной две стены, чувствуешь себя более защищенно. Он вообще предпочел бы сейчас все четыре стены вокруг себя, да так близко как это вообще возможно. Он ненавидел замкнутые пространства, но, когда почувствовал, что «он» идет..., да, он хотел вокруг себя стены.
«Он» шел. Он почувствовал «его» намного раньше, но сейчас это было по-другому. Потому что теперь он чувствовал время. Он запомнил каждую секунду своего дыхания и шагов, приближающегося звука ледяной тьмы. Он зажмурился, когда открылась дверь.
«Он» здесь.
Приглушенный, едва слышимый. С «ним» всегда так. «Он» никогда не приходил грохотом и ярким светом. Нет. Бесшумно, мягко, тихо, нависая над всем. Да. Только щелчок закрываемой двери подсказывал, что «он» рядом. А потом ничего. Ничего кроме понимания.
«Он» здесь.
Дитрих закрыл дверь, сделал шаг вперед, остановился. Его глаза ничего не выражали, ни силу его дара, ни мысли. Он отрешенно смотрел на скрюченную фигурку мальчишки. Он первый раз пришел сюда с тех пор как Кроуфорд попросил больше не колоть мальчика лекарствами. Мужчина задумчиво постучал по губам кончиками пальцев, размышляя, пробуя психоэнергию мальчишки. Она не дрожала больше. Сейчас она..., ну, плавала... накатывая на него как волны. Очень напряженные волны.
Он не сказал ни слова, опустил руку и сделал еще пару шагов в сторону мальчика. Каждый шаг был осторожным, однако разум мальчика все сильнее сжимался, напрягался, концентрируя энергию, для возможной самообороны. Он весь был словно натянутая тетива. С каждым шагом Дитрих подавлял попытки сконцентрировать энергию для атаки. Мужчина с видимым удовольствие улыбнулся и опустился на колени перед мальчиком.
Тот резко открыт зажмуренные глаза. Они были влажные и потому сверкали непролитыми слезами. Однако в них не было страха, очень ясный взгляд. Вызывающий. Гордость, гнев, тревога. И, ой, как мы умеем, однако, реагировать! Дитрих тяжело опустил ладонь на макушку мальчика. И комната зашипела, воздух треснул, энергия маленьким ураганом взметнулась вверх. Дитрих расплылся в оскале, глубоко вдыхая энергию мальчишки, стараясь распробовать, разнюхать этот дивный аромат.
Дитрих потрепал волосы, скользнул пальцами к челюсти, с силой сжал подбородок мальчишки. Тот послушно приподнял голову, не сводя с мужчины взгляда. Высокомерного. Совсем без страха.
Дитрих был доволен.
- Что он сделал с тобой? - прошептал он, лаская нежно мальчика под подбородком. - Покажи мне...
Мальчишка уставился на него почти не моргая, пока разум Дитриха подбирался все ближе и ближе. Мальчишка даже не дернулся. Просто ждал, однако каждый уголок его разума был напряжен. Внутри тонкая стальная паутина опутывала все. Дитрих усмехнулся. Назвать это паутиной - это уж чересчур. Скорее просто странная конструкция из запутанных проводов, то тут, то там образующих маленькие клубки. Некоторые нити были действительно прочными, пересекали разум вдоль и поперек, но многие были обвисшими или просто болтались. В запутанных клубках между щелями сверкали осколки воспоминаний, фрагменты настоящего. И все это было в постоянном движении.
Перемещающийся лабиринт. Ловушка для мухи.
Поэтому Дитрих не стал летать. Он легонько похлопал по проводам, поиграл с этой мешаниной, перебрав несколько клубков, проверяя каждый узелок. Какие-то нити зазвенели хаотичными, неупорядоченными звуками. Дитрих склонил голову на бок. Прополз по каждому толстому витому проводу, пока не нашел тот клубок, который искал.
Внутри лишь кучка дробленных мыслей. Дитрих осторожно перешел через завалы, выискивая хоть что-то полезное. Однако цветные осколки мыслей не так уж сильно отличались от обычных воспоминаний мальчишки. Совсем непригодные. И все же...
- Это все? - жестко спросил он, внимательно рассматривая лицо мальчика. Дитрих прищурился в подозрении. - Ты что-то пытаешься скрыть от меня?
Мальчишка прикрыл глаза. Мешанина внутри него внезапно стала темнее. Дитрих обнаружил себя смотрящим в зеркало. Оно было наполнено ходящими туда-сюда призраками. Без лиц. Однако, у одного из них было его собственное лицо. Мальчик скривил губы.
- Я Ваш, герр Дитрих, - прошипел он.
Дитрих никогда не слышал голоса мальчика. И именно эти слова стали первыми, что сказал ему мальчишка! Дитрих даже без своей телепатии понял всю глубину посыла. Ведь именно он научил мальчишку смыслу этих слов. Это было больше чем просто слова. Мальчик сказал это в трезвом рассудке, добровольно отдавая себя под командование Дитриха. Это то, что так желал Дитрих. Разум мальчишки был полностью в его власти.
Никогда прежде так быстро и добровольно.
Дитрих поднял бровь.
- Мой, мой..., - прошептал он. - Что он сделал с тобой?
Мальчик оскалился.
- Обмен? - предложил он.
- В самом деле? - хмыкнул Дитрих. Он отпустил подбородок мальчика и прикоснулся к виску, мягко поглаживая тонкую кожу. В отличие от едва уловимого касания, дар Дитриха с силой надавил на мальчишку. - И что же ты хочешь?
- Кроуфорда.
-Ты хочешь Кроуфорда? Серьезно?
Дитрих запустил руку в рыжие пряди. Психоэнергия приятно зашипела вокруг. Мальчик не возражал, но и не реагировал. Сейчас для него ничего не имело значения. Только ответ Дитриха. Мальчишка не сводил ярких глаз с мужчины, не шевелился. И ничего больше не говорил, потому что знал, что Дитрих и так правильно его понял.
Тот медленно кивнул.
- Хорошо. Ты знаешь, что я хочу в обмен.
Мальчишка расслабился, правда с любопытством поглядывал на Дитриха. Рыжие волосы совсем спутались. Маленький огненный демон. Мальчишка злобно хихикнул, впуская Дитриха глубже.
«Кроуфорд...», - мурлыкнул он прежде чем провалиться в черную пустоту.

@темы: фанфики, перевод, Weiss Kreuz, Case of the Red Demon